Портал о виноделии и виноградарстве

Беларусь. Алкогольный фальсификат течет из-за границы

Винно-водочные отделы в магазинах занимают значительные площади. Зачастую качественное акцизное спиртное стоит не очень дешево. Ему альтернативу составляет черный алкогольный рынок. Что он собой представляет и как ведется борьба с ним, выясняли корреспонденты “НГ”.

Градус в сети

В социальной сети ВКонтакте множество тематических групп: “Элитный алкоголь”, “Алкоголь в Беларуси”, “Алкоголь Минск”, “Алкоголь из Европы” и прочие их вариации. И тут же призывная реклама: “У нас вы можете приобрести виски, коньяк, мартини, текилу, бренди, вино и т. д.”, “Дорогой элитный алкоголь по низким ценам”. Почем “элита” для народа? Бутылка рома известного бренда объемом 1 литр обходится в 25 рублей. Для сравнения: в магазине точно такая же стоит 120 рублей. Не менее удивительны цены на виски, бренди, коньяк. В чем секрет?

Более дешевая по сравнению с магазинной спиртосодержащая продукция поставляется конечному потребителю разными путями. Есть так называемые шоплифтеры, или, если проще, магазинные воришки. “Умыкнув” из гипермаркета емкость с элитным содержимым, они одним выстрелом убивают сразу двух зайцев — получают свою порцию адреналина и после продажи краденого разживаются определенной суммой. В последние годы подобное молодежное увлечение набирает обороты, многие шоплифтеры стали действовать по предварительным заказам. Нужна “пол-литра” чего-то вкусного и непозволительно дорогого? Не вопрос.

Второй канал поставок — магазины Duty Free. Наиболее оборотистые дельцы в ближнее приграничье снаряжают целые туры. Обещают предоставить транспорт, питание и небольшую оплату услуг. В ответ участник тура обязуется купить в магазине без пошлинных и торговых наценок максимально дозволенную партию товара, а после возвращения на родину отдать ее организатору.

Впрочем, особых барышей на подобных нелегальных и полулегальных махинациях не заработать, да и конечная стоимость “градусов” хотя и намного ниже, чем в магазине, но все равно довольно кусачая. Самые же большие прибыли дает фальсификат. Откуда он берется? На просторах интернета пол-литра водки с известным названием торгуется по 2 рубля 30 копеек. Вкус у дубликатов, подтверждают доморощенные “сомелье”, ничем не отличается от оригинала. Впрочем, наибольшим спросом пользуется не “стекло”, а несколько иные емкости — пресловутые канистры. Например, с так называемым кондитерским коньяком. Пятилитровики у нас идут по 30 рублей. Можно только догадываться, какая в таком случае себестоимость этого “питья”.

Дешевая подделка

Под фальсификатом, говорит временно исполняющий обязанности по должности заместителя начальника первого управления ГУБЭП КМ МВД Александр Погоский, понимается изготовленная с нарушениями технологий и из заведомо более дешевого сырья продукция:

— Речь, в частности, и о том же “коньяке” в канистрах. От этого напитка там может быть лишь вкус, но на поверку оказывается, что используется едва ли не технический спирт. Еще пример: красиво оформленная бутылка легендарного Hennesy. Только вот содержимое там будет более чем сомнительное. К тому же этот товарный знак защищен в нашей стране. Так что это будет уже не только фальсификат, но и контрафакт, что влечет целый ряд статей не только КоАП, но и Уголовного кодекса.

По информации ГУБЭП, более 95 процентов нелегальной алкогольной продукции завозится в нашу страну с территории Российской Федерации. Там это высокодоходный бизнес, который делают разветвленные криминальные группы. Дошло до почти анекдотичной ситуации: нелегальный оборот фальсификата российского производства не только больно бьет по легальным белорусским производителям, но и делает менее привлекательным среди населения такое традиционно устоявшееся явление, как самогоноварение. В частности, об этом свидетельствуют объемы изымаемой правоохранительными органами браги и готового продукта: в 2011 году было конфисковано 111,4 тысячи дал, в 2013 году — уже 81,6 тысячи дал, а в 2015-м — всего 69,2 тысячи дал самогона и браги. В эти же годы наблюдался всплеск крайне дешевого фальсифицированного алкоголя из России.

Как бы странно это ни звучало, но из всего ассортимента подпольной торговли именно самогон можно считать наименьшим злом. Только вот в чем беда: даже этот “народный продукт” стали сплошь и рядом подделывать, говорит Александр Погоский. В разбавленный спирт низкого качества добавляется немного самогона “для аромата”. Такие факты в этом году выявлены на Минщине.

В России стоимость фальсифицированной водки (0,5 литра) составляет 0,75 доллара, в то время как у нас она продается уже за 2,5 доллара. Начальная стоимость “фальшивого” спирта — 0,6 доллара за пол-литра, как только он пересекает нашу границу, дорожает до 1,3 доллара, но все равно по сравнению с самогоном стоит неприлично дешево. Судите сами: себестоимость самодельного “хлебного вина” начинается с 0,75 у.е., а к потребителю оно приходит за 1,2 доллара.

— Проанализировав цифры, становится ясно: выгоднее завозить к нам спирт и на месте “бодяжить” из него хоть водку, хоть мартини, чем заниматься рискованным самогоноварением, — говорит Александр Погоский. — Мы перекрываем зарубежные каналы поставок. И когда распутываем “клубок” с самого конца, заинтересовавшись каким-нибудь студентом-продавцом, все равно нити всегда уходят на территорию России, и мы, чтобы ликвидировать подпольное производство и пресечь распространение фальсификата, передаем информацию зарубежным коллегам.

В качестве характерного примера можно привести историю 2015 года. Благодаря информации нашей милиции в Мытищинском районе Московской области полиция “накрыла” склад контрафактной алкогольной продукции с поддельными федеральными специальными марками. Орудовали крупные оптовики. У них изъяли 430 тысяч бутылок более 20 видов алкоголя. Аналогичное производство, ориентированное исключительно на белорусский рынок, совместными усилиями правоохранительных органов нашей страны и России было ликвидировано и в Брянской области. Там с двух линий по розливу сходила водка, коньяк и виски. Конфисковано более 140 тысяч уже упакованных бутылок и 6 цистерн спирта (около 80 тонн).

На нашей территории регулярно отлавливают курьеров и более мелких оптовиков. Из криминальной сводки: у мозырянина в машине и гараже обнаружено 1690 литров спиртосодержащей жидкости и 2520 бутылок водки, задержаны двое гродненчан, транспортировавших без документов 15 тонн российского спирта, житель Бобруйска перевозил 3800 литров паленой водки и 12 тонн спирта.

Покупатели остаются слепыми

В силу ценового фактора из-за границы к нам продолжает течь алкоголь сомнительного и даже опасного для здоровья качества. Благодаря слаженной работе правоохранительных органов в официальные торговые сети такой продукт не попадает. “Бормотухи” остаются уделом любителей подешевле. И рано или поздно это приводит к бедам, говорит Александр Погоский:

— Какой бы низкой ни была стоимость спирта, на основе которого по сути весь фальсификат и производится, его технический аналог еще дешевле. Особо крупному поставщику или даже нелегальному производителю рано или поздно придет на ум идея еще больше заработать и подменить сырье. Какой-нибудь мелкий оптовик мог годами уходить от ответственности, вести бизнес, расширять клиентскую базу. А потом вдруг страшная волна отравлений.

В Борисове 5 сотрудниц рыбного предприятия “Фауна” в конце рабочего дня решили отметить День матери. Уборщица принесла бутылку бальзама. Итог — все оказались в больнице, впоследствии одна из женщин скончалась в реанимации. Вместо бальзама в бутылке оказалась жидкость для очистки производственных чанов от рыбы. И совсем недавний пример — гибель 5 человек в Слуцке. Компания подшафе искала, чем бы “полирнуться”. Под рукой оказалась бутылка со спиртным — никто ничего не заподозрил. Не выжил никто из них. По предварительным данным (судя по симптомам), говорит начальник Управления судебно-медицинских экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минской области — государственный медицинский судебный эксперт Василий Бурак, в бутылке могло быть отравляющее вещество, которое входит в состав растворителей. Какое именно — покажет химическая экспертиза:

— Спиртным люди травятся регулярно. Главная причина — пьют, не зная, что именно, понятия не имеют о происхождении горячительного напитка. Встречаются случаи отравления жидкостями, изготовленными на основе этилового спирта низкой очистки, полученного путем гидролиза из древесины, парфюмерной продукцией, денатуратами и так далее. В этих случаях интоксикация организма происходит не из-за самого спирта, а от добавок. Но страшнее, когда люди употребляют технические спирты. Беда в том, что они находятся в свободной продаже. Например, метиловый спирт входит в состав некоторых стеклоомывающих жидкостей, на основе бутилового производится тормозная жидкость, этиленгликоль содержится в антифризах…

Как можно выпить “омывайку”? Оказывается, это просто. Дело в том, что по запаху, цвету и производимому эффекту “несъедобные” спирты ничем не отличаются от вполне удобоваримого этилового. Последствия наступают лишь через несколько часов или даже дней. А дальше (в лучшем случае) — практически гарантированная слепота, отказ почек, разрушение печени, инвалидность. Часто — смерть. Причем беда отдельно взятого человека автоматически становится проблемой всей системы здравоохранения.

Пятидесятилетнюю сельчанку из Ивьевского района, хлебнувшую немалую дозу спиртосодержащей жидкости неизвестного происхождения, едва успели доставить в больницу живой. Острое алкогольное отравление суррогатами вызвало отказ почек. Потребовался срочный гемодиализ.

— Месяц мы боролись за жизнь этой пациентки, к счастью, ее удалось спасти и, насколько это возможно, восстановить организм, — рассказывает заведующий токсикологическим отделением Гродненской городской клинической больницы скорой помощи Юрий Апанович.

Пациентка, которую врачи буквально вырвали у смерти, чистосердечно рассказала свою историю, увы, похожую на многие другие. Несколько дней она была в запое, а когда в магазин за добавкой было идти не за что, приложилась к емкости со спиртосодержащей жидкостью, которую нашла в сарае. Что это была за “отрава”, точно сказать так и не смогла.

Еще случай. Гродненец с отравлением коррозийным ядом. Он возвращался домой с заработков в России. Попутчик в вагоне оказался общительным и щедрым, за разговором по душам он угостил водкой. Через полтора месяца мучений в больнице, несмотря на всевозможные усилия врачей спасти жизнь, бедолага скончался.

Юрий Апанович работает в токсикологическом отделении врачом уже более двадцати лет, за это время повидал тысячи пациентов с диагнозом острое алкогольное отравление. Говорит, что это люди разного возраста и социального статуса:

— Наш врачебный долг — спасать людей, в каком бы состоянии они ни поступали в больницу, что мы и делаем. Но каждый должен давать себе отчет в том, что и сколько он пьет. Ни в коем случае нельзя покупать алкоголь с рук. Некоторые люди засыпают и не просыпаются, выпив вместо алкоголя в смертельной дозе лекарства на основе фенобарбитала.

Юрий Николаевич замечает, что лет десять назад отравление суррогатами представляло настоящую эпидемию. Тогда в пятилитровых пластиковых бутылках нелегально поставлялась техническая жидкость, которую покупали по дешевке, пили и массово травились. Сейчас таких пациентов поступает меньше, поток паленого спиртного милиции удается сдерживать. Но торговцы суррогатами все же умудряются находить лазейки.

За прошлый год в отделение госпитализировали с острым алкогольным отравлением 684 человека, около 400 пациентов подшофе, приведя в чувства и промыв желудок, отпустили из приемного покоя. К слову, это “клиенты” специзолятора, которых вынуждены были принимать в больнице, пока это учреждение было закрыто. В этом году специзолятор возобновил свою работу.

“Удовольствие” от алкогольной комы выливается не только в угрозу для жизни человека, но и дорого обходится государству. Сутки пребывания пациента в реанимации стоят 415 рублей, а в токсикологическом отделении — 67 рублей. Если же отказывают почки, что случается нередко, нужны дорогостоящие методы лечения — сеансы гемодиализа.

Что на дне канистры?

На торговца пятилитровым коньяком мы вышли через соцсети — просто разослали сообщения в несколько групп: “Срочно куплю коньяк в канистре”. Через несколько дней ожидания лаконичный ответ: “Есть в наличии”. Встреча в одном из дворов. Обмен трех синих “десяток” на белую канистру с булькающей в ней коричневой жидкостью. Прежде чем курьер испарился, успели задать вопрос: “А это точно коньяк? Что-то больно дешев”. Получили гневную отповедь в стиле “Вы за кого меня принимаете” и объяснение ценообразования. Дескать, напиток просто не разлит в дорогущие бутылки, производителю не пришлось тратиться на запуск линии и так далее.

Главный эксперт отдела специальных экспертиз управления специальных и технических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минской области Александр Харитоник, через руки которого ежегодно проходят сотни образцов изымаемой из незаконного оборота спиртосодержащей жидкости, неоднократно определял основной качественный химический состав такого “коньяка”, разложил его на составляющие:

— Такого рода жидкости, как правило, содержат в своем составе этиловый спирт, сахара, ароматизаторы и красители. Однако во всех исследуемых жидкостях такого рода отсутствовали вещества, являющиеся побочными продуктами спиртового брожения — важными компонентами коньячных спиртов.

Что ж, доверяй, но проверяй. Есть канистра белого цвета, в которой булькает коричневое и, нужно признать, довольно приятное на запах содержимое. Так коньяк это все же или нет? Точку в наболевшем вопросе решили поставить с помощью профессионального сомелье Ольги. Отправляясь на встречу, коварно перелили часть жидкости из подозрительной канистры в безликую стеклянную бутылку прямиком из аптеки. Впрочем, обман не удался. Ольга морщится от одного запаха напитка. Здесь преобладают пары спирта и “какой-то химии намешано”. Вердикт: это точно не коньяк. Возможно, какая-то настойка на водке. Сомелье категорична:

— Ужасный цвет. Держу пари, что через пару дней на дне бутылки окажется какой-нибудь осадок. Грубая работа. Предлагать такое своим клиентам мне совесть не позволит. Уж лучше просто магазинная водка, она более честная.

МЕРА ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Валерий Бороденя, заместитель председателя Постоянной комиссии по бюджету и финансам Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:

— Практика и сама жизнь доказывают, что только запретительными мерами навести порядок на рынке алкоголя не получается. Ужесточение законов каждый раз провоцирует уход этой сферы в еще большую тень. Здесь нужны другие рычаги и механизмы воздействия, наиболее эффективным из которых видится банальная пропаганда — формирование у общества абсолютной нетерпимости к такого рода псевдобизнесу на здоровье и жизни людей. Об этом говорил и Президент в своем поручении властям — “активизировать работу, направленную на разъяснение вреда, причиняемого здоровью вследствие употребления суррогатного, контрафактного и фальсифицированного алкоголя”. Как добиться желаемого эффекта? Мне приходится быть как можно более корректным в высказываниях, однако давайте посмотрим на опыт ЕС. Европейская система ценностей держится на том, что граждане присматривают друг за другом, рассказывают, кто чем занимается, откуда получает доходы. Они стали своего рода общественными инспекторами. Если мы выработаем подобную систему, это рано или поздно окупится и сыграет серьезную роль в развитии общества. Нужно объяснять гражданам, что бесплатного ничего не бывает. У нас в официальной розничной торговле спиртное очень дешевое даже по сравнению с соседними странами. Нужно задумываться, а какого качества то, что продается тайком по цене в 2—3 раза ниже?

Некоторые предлагают дифференцировать ответственность для мелких торговцев и крупных оптовиков контрафактным и фальсифицированным товаром. Здесь есть сложности — трудно определить степень наносимого ущерба. Как оценивать? По объему? Стоимости? Причиненному вреду? С одной стороны, согласен, спиртное — подакцизный товар, чем больше его продано из-под полы, тем больше налогов недополучил бюджет. Но с другой — это жизнь и здоровье людей. Кто-то нелегально привез и распродал 20-тонную цистерну нормального ректифицированного этанола. А кто-то обзавелся 20 литрами метанола, продал под видом этилового спирта и отравил 100 человек. Конечно, в подобных случаях ответственность должна быть разной.

НА ВСЕХ НЕ ХВАТИТ

Для производства коньяка используются особые сорта белого винограда. Ежегодно же площади виноградников в странах наиболее “продвинутой” в производстве благородного напитка Западной Европы сокращаются примерно на 90—100 тысяч гектаров (для сравнения: в знаменитой своими коньяками Франции их осталось менее 800 тысяч га, а всего в ЕС — около 3,5 млн га). Тенденция удручающая. По некоторым данным, сегодня даже в официальной продаже этого горячительного напитка больше, чем способны дать все виноградники планеты. Поэтому к качеству продукта и появляются вопросы. В России более 50 торговых марок коньяков попали под совместную проверку Росалкогольрегулирования, Роскачества, МВД, Генеральной прокуратуры и Роспотребнадзора. Подобное масштабное расследование поручило Правительство. Причины более чем прозаичны: по оценкам Росалкогольрегулирования, на местном рынке коньяка количество фальсификата составляет 60 процентов. Проверять напитки тайные покупатели обещают по 30 параметрам, среди которых безопасность, подлинность, крепость, концентрация твердых веществ и токсичных элементов. А еще — сорт спирта, на основе которого изготовлен продукт. Ведь недобросовестные производители сплошь и рядом подменяют виноградный коньячный спирт на более доступный пшеничный или картофельный. А “доводят” свою продукцию до “нормы” с помощью красителей и ароматизаторов.

ЦИФРЫ ИДУТ НА ПОВЫШЕНИЕ

По информации УВД Миноблисполкома, за 3 месяца этого года в Минской области от употребления сомнительных алкогольных напитков — этилового и других спиртов, суррогата — умер 61 человек. То есть на 4 человека больше, чем за аналогичный период прошлого года. Причем участились случаи отравлений спиртосодержащими жидкостями. Например, в Минском районе после распития спиртосодержащей жидкости синего цвета — предположительно, стеклоомывающей жидкости — двое умерли, а один человек попал в реанимацию.

Елена Семенова, Сергей Муравский
Рисунок Олега Попова

Портал Беларусь Сегодня