Портал о виноделии и виноградарстве

Шампаны: какие секреты хранит подземный «дублер» Севастополя.

Подземный лабиринт
Штольни Каменоломного оврага появились благодаря плотному известняку, который обнаружили русские военные инженеры в Килен-балке после основания Севастополя. Раньше камень добывали в другом районе Инкермана, но он был слишком хрупкий и не подходил для строительства береговых батарей и ключевых зданий города-крепости. Началась интенсивная добыча камня, в результате чего в киленбалочных высотах были прорублены десятки штолен, достигавших более 100 метров в длину, 15 метров в ширину и до 20 метров в высоту. Общая площадь подземелий составляла 32 тыс. квадратных метров. Между собой они связывались сетью коридоров. К концу XIX века добыча камня здесь прекратилась, в результате подземные «квартиры» оказались заброшены на десятки лет.
Как рассказал РИА Новости Крым местный историк, автор книги «Подземный Севастополь» Юрий Пикалов, в начале 1930-х годов гигантскими подземельями в районе Инкермана заинтересовались крымские виноделы. В то время хранилища именитой «Массандры» были заняты, а штольни в Килен-балке с постоянной температурой воздуха до +14 градусов идеально подходили для хранения вина. Так в Севастополе появился крупнейший в стране комбинат, где производили шампанские вина. К началу Великой Отечественной войны здесь на хранение было заложено около 4 млн бутылок вина. Благодаря комбинату данная местность позже и получила свое неофициальное название — Шампаны.
Но не только виноделы обратили внимание на царские штольни. Перед Великой Отечественной войной дополнительные хранилища боеприпасов потребовались Черноморскому флоту.
Летом 1938 года левую (юго-восточную) часть Инкерманских каменоломен передали военным. В подземелья начали завозить якорные мины и взрыватели, торпеды, порох, авиационные боеприпасы — в основном из неприкосновенного запаса, устаревшие некондиционные снаряды.
«По расчетам, здесь мог храниться боезапас, эквивалентный 1636 железнодорожным вагонам, а при необходимости его можно было еще больше увеличить», — отметил Пикалов.
Город-штольня
Когда в конце сентября 1941 года на подступах к Севастополю начались боевые действия, руководство ЧФ и города приняло решение перенести в пустующие Инкерманские штольни госпитали, больницы и промышленные предприятия. К ноябрю из подземелий убрали остатки каменоломного производства, полы покрыли асфальтом, а помещения разделили перегородками. Здесь провели водопровод, канализацию, электричество, смонтировали систему вентиляции. В этих укрытиях расположились медсанбаты 25-й (Чапаевской), 345-й, 386-й, 172-й стрелковых дивизий. Чуть позже сюда перебрался Институт физических методов лечения имени Сеченова.
Женщины за работой в Инкерманских штольнях во время Великой Отечественной войны
А в ноябре в подземельях разместился спецкомбинат №2, в состав которого входили швейная фабрика №4, артель «Красный швейник», обувные артели «Парижская коммуна» и «Красный Октябрь». «Там в основном шили военное обмундирование, обувь, сумки для гранат, рукавицы, брезентовые ведра», — пояснил Пикалов.
За период своей работы спецкомбинат №2 выпустил свыше 30 тысяч единиц обмундирования.
Еще две штольни занял автоматизированный хлебозавод. Также в подземном комплексе разместились школа, детский сад, кинотеатр, клуб, банно-прачечный комбинат, библиотека с читальным залом, комната для игр и многочисленные общежития. Всего в этих укрытиях жили и трудились около 2 тыс. человек.

«Там было сухо и светло. Везде поддерживались чистота и порядок. Для создания уюта рабочие и их семьи приносили из дома мебель, ковры, картины и другие предметы интерьера», — рассказывает историк.
Так подземный город жил и работал семь месяцев. В июне 1942 года немцы заняли Северную часть Севастополя и начали через бухту вести прицельный огонь по входам в укрытия в Килен-балке. В результате в скальном городе возникли перебои с продовольствием, электроэнергией и водой.
Жизнь в Инкерманских штольнях во время Великой Отечественной войны
«Из-за дефицита воды к концу обороны города повсеместно начинают использовать шампанское, которое хранилось в штольнях. Его пили вместо воды, использовали для приготовления еды и в медицинских целях, заливали в радиаторы автомобилей. Без преувеличения можно сказать, что в то тяжелое время игристое вино спасло множество жизней», — подчеркнул Пикалов.
В такой ситуации руководство города приняло решение эвакуировать людей и производства, которые перешли в подземные укрытия преимущественно Корабельной стороны Севастополя. Часть раненых бойцов и гражданских были эвакуированы на Кавказ. Впрочем, не все бойцы и гражданские успели покинуть штольни до прихода немцев.
Подрыв убежища
В конце июня 1942 года фашисты перебрались через бухту и вплотную подошли к Инкерманским штольням. Здесь развернулись жестокие бои. Защитники города сражались с врагами насмерть, но силы оказались неравными, поэтому немцы смогли подавить последние очаги сопротивления бойцов подземелий.
Оборона Севастополя в 1942 году
«Мы оказались в полном окружении. В эти дни фашисты что только не предпринимали против нас и нашего объекта: сбрасывали авиабомбы, снаряды, огнеметы разбрызгивали горячую жидкость, сбрасывали бочки с бензином… В штольнях загорелись разные построенные палатки, дышать было нечем. Раненные, кто мог двигаться, выползали наружу, а кто не мог, помирали там от удушья… Едкий запах паленой резины душил не только раненых бойцов, но и здоровых», — так вспоминал последние дни обороны штолен техник-интендант Порфирий Саенко, который отвечал за подрыв боезапаса. Записи с его рассказами хранятся в Музее героической обороны и освобождения Севастополя.
Бойцы 7-й бригады морской пехоты Черноморского флота. Севастополь, 1942 год После этого командование приняло решение подорвать хранилища с боеприпасами. В ночь на 30 июня команда подрывников подожгла фитиля к ним и покинула убежища.
«Раздался невиданной силы взрыв, который обрушил скальный массив высотой 30 метров и протяженностью примерно 300 метров», — рассказал историк. По его словам, в основном разрушению подверглись штольни, где хранился боезапас. Остальные подземелья, где располагались производства, госпиталь, школа, общежития и другие объекты, в целом не пострадали.
Последствия подрыва Инкерманских штолен
Тем не менее под завалами погибли люди, которые не смогли покинуть штольни из-за активных обстрелов. Точное число жертв взрыва не установлено до сих пор.
После войны часть сохранившихся штолен использовалась для продовольственных запасов ЧФ. В 1960-е годы в них возобновили добычу камня для строительства Севастополя. Появились новые глубокие проходы, где сегодня хранятся боеприпасы и имущество Черноморского флота.
В настоящее время это место тщательно охраняется от любопытных посетителей.

Источник