Портал о виноделии и виноградарстве

Анджела Мюир В Молдове по-особенному проявляет себя виноград Пино

В связи с кризисом, а в молдавском виноделии он двойной, все меньше отечественных предприятий могут себе позволить приглашать зарубежных технологов и консультантов. Одним из таких уже редких гостей во время нынешнего сезона была Анджела Мюир — Master of Wine, с более чем 30-летним опытом работы в винной индустрии.

В течение 20 лет она занималась закупками вин – от массовых наливом до en-primeur Bordeaux для главных торговых групп. В 1993 году г-жа Мюир основала консалтинговую компанию «Cellarworld International», а затем и дочернюю структуру — «Cellarworld Argentina». До шести месяцев в году она проводит в поездках по винным регионам мира. В настоящее время «CWI» работает в Чили, Италии, Франции, Молдове, Словении, Великобритании и на Кипре. Основным бизнесом ее компаний является определение вин для реализации в Великобритании и на других расширяющихся винных рынках. В сезон 2003 г. Анджела Мюир начала сотрудничество с «DK-Intertrade». О том, как это произошло, она рассказала сама:

— Моя компания работает с винными производителями, которые хотят экспортировать свои вина. Мы им помогаем сделать стиль вина и представить продукцию таким образом, чтобы она вызывала интерес на новых рынках. Наша миссия – делать вина более продаваемыми. Что касается «DK-Intertrade», то наше знакомство произошло следующим образом. Эта компания связалась с потенциальным импортером в Великобритании, представитель которого посетил завод «Aurvin». Ему понравились производство и люди, которые там работают, но, по его мнению, стиль вин не соответствовал нашему рынку. Поэтому та фирма связала «DK» с нами, чтобы посмотреть, чем мы можем помочь. И «DK» решил с нами работать.

— Тогда это было первое посещение Молдовы?

— Нет, я побывала в Молдове в начале 1990-х с подобной миссией для британского импортера, который работал с немецким заводом по розливу вин. Мы экспортировали наливом в пересчете на кейсы — около 5 тыс. кейсов Каберне/Мерло, но когда оценили стоимость операции, то пришли к выводу, что это не жизнеспособно, хотя вино хорошо продавалось. В то время инфраструктура Молдовы и ее винного бизнеса была главной проблемой.

— В течение последних 25 лет вы путешествуете по всему миру, по регионам, где выращивается виноград. Как выглядят виноградарство и виноделие в Молдове на их фоне?

— Молдова — несомненно, виноградарская страна. Она находится на широте прохладного климата, но ей на пользу относительно сухие, прекрасные для выращивания винограда условия. Однако Молдове не хватает торговых бутиков виноделен, которые делают отрасль более заметной. Остальная часть восточно-европейских стран успешно обновляет этот сектор и в результате вызывает международный интерес и привлекает в него инвестиции.

— Вы знаете молдавские вина достаточно хорошо. Какие вина в Молдове делают лучше, чем в других регионах?

— Мне нравится, как здесь по-особенному проявляет себя виноград семейства Пино — Пино-нуар, Пино-гри, Шардоне, а также Пино-блан и Алиготе. Хотя Пино-блан быстро исчезает, а Алиготе никогда не был лучшим в семействе.

— Какое вино, по вашему мнению, могло бы стать визитной карточкой Молдовы, как, например, «Совиньон-блан» для Новой Зеландии?

— Лично я думаю, что «Пино-нуар». Это сорт — наиболее трудно выращиваемый в большинстве частей света, но здесь он действительно хорошо выражен. Однако в идеале это вино должно производиться из винограда, выращенного с большой заботой на отдельных плантациях, маленькими партиями, с правильной обработкой дубом. Только все же в Молдове не вполне это делают. Мировой рынок замечает страны или регионы, которые могут производить хороший «Пино-нуар».

— Какое вино от «DK-Intertrade» вам нравится больше всего?

— Вина меняются год от года. Но одно последовательно очаровывающее вино каждый год, с 2004-го – розовое «Мерло». За исключением 2008 г., лучшее у них и «Шардоне», которое также покоряет глубиной фруктового вкуса и элегантным балансом.

— Есть ли в молдавских винах потенциал, который бы позволил появиться среди них великим винам?

— Давно стало ясно, что если вина чисто обработаны и должным образом выдержаны, они могут быть очень долговечными — отлично сбалансированными и иметь хорошую концентрацию аромата. Там, где умеют изготавливать вина с этими характеристиками, могут производить великие вина.

— Какие общие недостатки молдавских вин? И что должны сделать наши виноделы, чтобы их вина нравились потребителям на высоко конкурентных международных рынках?

— Молдавские вина все еще в значительной степени страдают от того, что виноградники и винная индустрия изначально планировались для поставок произведенной продукции на единственный рынок. Винодельческие заводы очень сильно обременены большим количеством плохо продуманной работы с документами – продукта предшествовавшей эпохи в политике и в виноделии. Это сказывается на всем, в том числе на структуре управления и на накладных расходах. Молодым виноделам нужно больше путешествовать, регулярно работать в других странах и больше дегустировать. Дегустация в Молдове преподается не на должном уровне, в основном из-за отсутствия конкурентоспособных вин, чтобы пробовать, и денег, чтобы купить образцы.

— Почему нашим виноделам необходимы консультации иностранных экспертов-технологов?

— Потому что мы помогаем дать осмысление перспективы. Мы можем показать людям, что они способны думать, выходя за пределы привычных рамок, мы расширяем их кругозор и помогаем углублять местные знания. Даже на развитых рынках, как Калифорния и Австралия, виноделы нанимают консультантов, чтобы не замыкаться на своих продуктах и не развивать «вкус подвала».

— «DK-Intertrade» — единственная компания в Молдове, которая продает свои вина в широкой сети супермаркетов в Великобритании. Почему другие производители не могут войти в торговые сети?

— Мы не только произвели правильные вина, нам повезло с выбором времени. В течение года мы почти вошли во вторую по величине сеть супермаркетов, там приняли вина и этикетки. Однако ее руководство полностью изменило политику листинга вин из Восточной Европы в самую последнюю минуту перед поступлением заказов. Супермаркет, в который мы вошли, очень хорошо известен отличной командой байеров. Его покупатели очень доверяют этой команде и будут экспериментировать намного легче, чем другие. К сожалению, молдавские вина не попадают на этот рынок через супермаркеты. Стоит помнить, что, по крайней мере, 20 миллионов дюжин бутылок в год поступают на рынок Великобритании ни через супермаркеты, и ни через национальных оптовых торговцев «cash and caries».

— Я знаю одного производителя, который делает хорошие вина и продает их в Европе, но он не может попасть с ними в супермаркеты Великобритании. Разве изготавливать достойные вина недостаточно? Что еще нужно?

— Нет, недостаточно производить хорошие вина, ни даже хороших этикеток и маркетинговых стратегий в придачу, которые были у того предприятия наряду с квалифицированным, успешным, агрессивным импортером. Винный мир — очень высоко конкурентное место, и хороший закупщик легко может тестировать по 50 вин для всех, кто их покупает. Супермаркеты обычно не хотят рисковать. Число различных линеек, которые у них есть, действительно не увеличивалось за последние 30 лет. Они просто заменяют то, что не продается, на то, что должно продаваться лучше. У большинства из них в текущем листинге немного, если вообще они есть, восточно-европейских вин. Вино должно быть постоянного хорошего качества, поставлено вовремя и с очень хорошим пакетом сопроводительных мероприятий по продвижению. Все еще не бесспорно, что Молдова (о которой слишком мало людей в Великобритании знают) будет выполнять эти три условия.

— Какую роль играют личные связи и знакомства в Европе, для того чтобы продавать вина в ЕС?

— Вино — социальный продукт. Профессиональные байеры всегда объективны относительно того, будут они или не будут включать что-то в листинг. Однако закупщики, как и любые люди, учатся доверять некоторым поставщикам больше, чем другим. И есть более чем достаточно хороших поставщиков, чтобы не искать всех, кто нуждается в байерах. Даже среди этого круга существует конкуренция, и если что-то с продуктом окажется не так, его не будут включать в листинг.

— В связи с кризисом потребители больше выбирают недорогие вина. Есть ли шанс у молдавских вин увеличить продажи в кризис? Что-то может им помешать?

— Прежде, чем установился кризис, средняя цена бутылки вина действительно приятно росла. Получалось дорого. Но это не должно продолжаться. Молдова страдает от того, что будучи относительно удаленной, транспортные расходы для ее продукции велики. В нижнем ценовом сегменте рынка, где играет роль каждый цент, это не на пользу. Закупщикам необходимо быть уверенным в том, что контейнер вина будет продаваться, по крайней мере, каждые шесть-восемь недель, чтобы гарантировать положительный баланс. Это представляет трудность для вин неизвестного происхождения, которые зачастую стоят дороже, чем многие хорошо известные вина из Франции, Испании, Италии или даже из Нового света.

— Какие изменения произошли на винных полках Великобритании во время кризиса?

— Реально изменений не много. Потребители здесь все еще могут найти очень большой выбор вин, которых они могли бы пожелать. Ограниченный ассортимент в супермаркетах, как обычно, предлагает свыше 500-600 вин со всего мира. Цены на вина выросли из-за плохого обменного курса фунта стерлинга и увеличения внутренних налоговых ставок. Однако почти никто не урезал торговую маржу, кроме поставщиков.