Портал о виноделии и виноградарстве

Equinox – маленький, но правильный бизнес

Константин Стратан несколько лет входит в немногочисленный пока в нашей стране круг малых винных производителей. Во время работы на крупных винодельческих предприятиях его не раз посещала мысль: «Если бы я был хозяином, я бы это сделал по-другому». И в результате размышлений о чужих ошибках родилась идея открыть собственный винный бизнес, пусть маленький, но правильный.

— Даже для маленького бизнеса в виноделии, а особенно в виноградарстве, нужны очень немаленькие деньги. С чего начинали и как решаете финансовые проблемы?

— Из того, что я зарабатывал в качестве наёмного сотрудника, накопил какую-то сумму и привлек в компаньоны двоюродного брата. В 2002 г. этого нам хватило на покупку двух гектаров земли близ с. Олэнешть в знаменитой пуркарской зоне. Так родилось виноградарское хозяйство Crama domneasca. Потом приобрели еще 2 га. Постепенно, с течением времени, к этом участкам добавлялись новые. В настоящее время у нас около 19 га земли и старый виноградник, который мы купили в этом году (там ведется раскорчёвка).

Виноградники мы начали сажать тоже понемногу (стоимость 1 га плантации до её вступления в плодоношение обходится в $1 тыс.). В 2004 г. заложили плантацию сортом Каберне-совиньон на одном гектаре. Потом каждый год досаживали по 0,5 га, 0,2 га, а то и 0,1 га. Сегодня в Crama domneasca — 4 га виноградников, где выращиваем 11 сортов винограда. Мы придерживаемся того, что виноградник должен расти по мере того, как растет рынок сбыта вин.

До сих пор обходимся без кредитования, просто потому что банки нам денег не дают под залог виноградников. Им интересны квартиры в Кишинёве. Из-за недостатка финансирования в 2010 г., в пик финансово-экономического кризиса, мы даже потеряли участок виноградника на 0,2 га — одну тысячу кустов сорта Фетяска нягрэ, посаженных в том же году, потому что нечем было платить рабочим, и он не обрабатывался. По этой же причине у нас еще нет своей винодельни, вина производим на винзаводах малых производителей, расположенных по-соседству. Часть денег, которые я зарабатываю на другом предприятии, а также вырученные средства от продажи вин, инвестирую в развитие хозяйства. Общая сумма инвестиций уже достигла порядка $200 тыс.

— Почему пуркарская зона, ведь вы – столичный житель, можно было бы выбрать что-то поближе?

— Зону я выбрал, потому что мне очень нравились пуркарские вина. Я считал и до сих пор считаю, что эта зона с самым большим потенциалом, она – лучшая в Молдове для красных вин. Для меня это был пример выдающейся зоны для выращивания винограда. Конечно, нужны были специальные знания по агротехнике на виноградниках. Но я получил определенный опыт в Новой Зеландии, работая на винограднике и в питомнике. О том, чего не знал, консультировался со специалистами, и много читал специальной литературы. На наших виноградниках работают три-четыре женщины, которым я даю задания. Какие-то механизированные работы заказываем. На сборе урожая трудятся до 20 человек.

— Как Вы определились с сортовым составом?

— У меня был первоначальный план сажать сорта винограда для вин Negru de Purcari и Rosu de Purcari – Каберне-совиньон, Мерло, Рара-нягрэ, Мальбек и Саперави, а также Шираз, потому что считал, что здесь он имеет потенциал. И я был первым в Молдове, кто посадил этот сорт. Тогда казалось, что начинать надо с Каберне-совиньон (саженцы купили во Франции). Сегодня потребители больше обращают внимание на автохтонные сорта, а 10 лет назад, благодаря спросу, Каберне-совиньон был сортом №1.

В то время было невозможно купить саженцы Рара нягрэ. Я ходил по старым виноградникам в Олэнешть, отмечал кусты, собирал глазки и в питомнике заказывал саженцы с этими глазками. Ими посадил первые два ряда. Потом на их основе занимался селекцией и выращивал саженцы сам, создав маленькую школу. Пока у меня очень маленький участок Рара-нягрэ, чтобы из него делать сортовое вино, но лозы получились хорошие.

— Почему же Вы не сделали ни одного знаменитого пуркарского купажа?

— Я использовал такой же сортовой состав, как в Rosu de Purcari, но в другом соотношении, и создал Echinoctius, отдав дань пуркарской традиции. Другой купаж – вино 5 Elemente – пример того, как интересное решение зачастую приходит случайно. В 2010 г. урожайность была настолько мала, что не было смысла перерабатывать отдельно Шираз, Мерло, Карменер, Рара нягрэ и Мальбек. Даже вместе они дали небольшой объём – всего лишь четыре бочки вина, зато какого вина! Я был уверен в хорошем результате. В 2011 г. это уже был запланированный купаж.

— В чем философия Ваших вин?

— Качество, которое мы получаем в наших винах, выпускаемых под ТМ Equinox, достигается на виноградниках. Мы наблюдаем, как себя проявляет лоза, и, исходя из этого, работаем с ней, стремясь к тому, чтобы её рост был сбалансированным. Только в этом случае она даёт гроздья винограда с ароматами и вкусами, которые отражают местность, где она произрастает, что в свою очередь создаёт уникальность вин. Традиционное возделывание, когда на винограднике растут только лозы на голой земле, — это не наш подход. Мы хотим, чтобы лоза росла в гармонии с окружающей природой. Поэтому на наших плантациях между рядами лоз растет трава со своей популяцией насекомых, т. е. это — концепция экосистемы. Мы являемся сторонниками экологического виноградарства и производим экологические или био-вина.

— Почему Вы выбрали такой путь?

— Есть несколько причин. Я прочел статью, в которой авторитетный винный критик обрисовал будущее винной отрасли через 25 лет. По его мнению, все производители вина будут сертифицировать свою продукцию как органическую. Сегодня – это уже тренд в мировом виноделии. Также я обратил внимание на высказывание известного винодела, который рассказал, почему делает экологические вина. Как оказалось, не для того, чтобы продукт относился к этой категории, а потому что вино получается лучшего качества. А потом я прочёл книгу Николя Жоли про биодинамику в виноделии и вдохновился некоторыми его идеями.

По сравнению с традиционным возделыванием, винограднику нужно уделять больше внимания, больше работать и лучше его чувствовать. У нас есть участки с чистыми междурядьями, есть участки, где растет трава между рядами, и есть чередование чистых и травяных междурядий. В этом сравнении виноградник нам подскажет, как ему лучше. Мы начали применять экологические методы возделывания виноградников еще в 2006 г., однако не стали их сертифицировать, потому что в то время такие услуги оказывала только одна компания, и они были дорогими. Три года назад рынок этих услуг расширился, соответственно, и цены на них стали приемлемыми. Мы подали на сертификацию наших виноградных плантаций. После трех лет конверсии урожай винограда-2013 будет сертифицирован как экологически чистый продукт.

— Как удаётся продавать дорогие вина без рекламы?

— Мы начинали с прямых продаж клиентам. Люди узнавали о винах Equinox друг от друга, звонили и заказывали. В HoReCa начали работать с одним рестораном — Grill house. На тот момент у нас было мало вина — всего лишь 840 бутылок Cabernet-Sauvignon, 2006 г. Постепенно появлялись и другие рестораны, образовав длинный список. Но среди них есть такие, которые берут вина только один раз, звонят через год и просят их забрать. Тех, кто активно продаёт, пять-шесть ресторанов. В данном сегменте очень большая конкуренция, т. к. каждый новый производитель «премиум»-вин хочет войти в винные карты ресторанов, поэтому нам удобнее не толкаться на внутреннем рынке. Мы рассуждаем так: то, что здесь подаётся, надо продавать, а чтобы не было большого стресса на местном рынке, будем экспортировать. В Молдове поставляем в сеть супермаркетов №1 и в винотеку Carpediem, где самые большие продажи. В прошлом году мы реализовали примерно 5 тыс. бутылок на внутреннем рынке и 3 тыс. — за рубежом.

Первый экспорт пошёл на Украину в 2009 г. Вся серия вин Equinox продавалась в специализированных отделах деликатесов супермаркетов. К сожалению, в этом году не отгружаем туда вина, т.к. в компании-импортёре сменилось руководство, а с ним и политика заказов. В 2012 г. появились покупатели в Китае, Японии, Германии и Австрии. В этих европейских странах наша продукция реализуется через веб-сайт и специализированный магазин.

— Какие есть планы по развитию бизнеса?

— В настоящее время у нас есть потенциал производить 20 тыс. бутылок вина в год из урожаев 2012 и 2013 гг. Вина 2012-го еще находятся в бочках, на выдержке. В последнем сезоне виноделия впервые произвели rose — купаж из Каберне-совиньон и Шираз. Будущей весной второй раз с 2004 г. засадим виноградник площадью 1 га сортами Фетяска нягрэ, Шираз и Карменер. Вин из последних двух сортов нам уже не хватает, они слишком быстро продаются, поэтому досаживаем.

За семь лет производства вин изменились вкусы потребителей. Если сначала наибольший спрос был на Cabernet-Sauvignon и чуть-чуть продавали Шираз, то теперь объёмы их реализации уравнялись. В последнее время люди хотят чего-то необычного, вырос интерес и к купажным винам.

Самое главное — в 2014 г. планируем начать строительство винодельни. Для неё есть участок земли среди виноградников. Для начала это будет небольшой цех переработки винограда и винохранилище, а со временем их можно будет развивать.