Портал о виноделии и виноградарстве

Геогрий Козуб: Дегустация и выпивка — разные вещи

30 августа заслуженный винодел Молдовы и Франции, член-корреспондент АНМ, председатель Союза производителей и экспортеров молдавских вин, генеральный директор АО «Imperial-vin» Георгий Козуб отметил свой 70-летний юбилей. «За особые заслуги в развитии виноделия, значительный вклад во внедрение в производство передовых технологий и плодотворную организационно-методическую деятельность» он награжден высшей наградой страны «Ordinul republicii«. Эти события — прекрасный повод для беседы с юбиляром о времени и о себе.

— Георгий Иванович, как вы — единственный в Молдове — получили звание заслуженного винодела Франции?

— В 1982 г. в Париже состоялась генеральная ассамблея Международной организации винограда и вина. Туда я поехал в составе официальной делегации СССР. Нам сообщили, что мы должны побывать и в Сент-Эмильоне, но с какой целью — секрет. Оказалось, что каждый год, в сентябре проводится торжественное заседание Общества журадов (высших экспертов Франции в области виноделия), на котором присваивают звание заслуженного винодела Франции. В присутствии крупнейших французских ученых и ведущих производителей мне и начальнику «Главвино» Александру Титову вручили мантии заслуженного винодела Франции. Эти именные мантии хранятся там вечно, и надеваются только на заседания Общества журадов. Основанием для этого послужило то, что наибольшие в Советском Союзе площади виноградников французских сортов возделывались в Молдавии. Здесь же производство красного вина, «шампанского» и «коньяка» велось на основе французских технологий. Я уже лет 15 возглавлял отрасль, а в тот момент работал заместителем министра виноградарства и виноделия. По мнению журадов, культивируя французские сорта и используя их технологии, мы создавали имидж Франции в такой огромной стране, как СССР. Несколько раз я ездил на заседания в Сент-Эмильон. Последний раз был там в 2005-ом.

— Вы — дважды лауреат Государственной премии РМ в области науки и техники, автор 70 изобретений, 200 печатных трудов, 12 научных монографий, в настоящее время занимаетесь наукой?

— Непосредственно у пробирки уже не стою. Но занимаюсь развитием науки и подготовкой научных кадров. Я являюсь председателем семинара в НИВиВ по рассмотрению диссертаций доктора наук и доктора хабилитат, заместителем председателя экспертной комиссии по присвоению научных званий. Ежегодно происходит по две-три защиты докторских диссертаций в области виноделия — это лучший показатель среди отраслей пищевой промышленности и сельского хозяйства. Выявлять людей, способных к научным исследованиям и желающих этим заниматься, рассматривать и утверждать на научных советах темы, способствовать и помогать в исследованиях, оценивать готовый труд — думаю, для науки очень важно. Также являюсь оппонентом при защите диссертаций, причем не только в Молдове. Недавно выступал в этой роли по докторской диссертации заместителя директора по науке института «Магарач» Алексея Загоруйко.

Каждый год возглавляю экзаменационную комиссию по защите дипломных проектов в Техническом университете Молдовы. Кроме того, печатаю свои работы. Мы с коллегами готовим капитальный труд по промышленному виноделию.

— Вас знают как соавтора «коньяка» «Белый аист». Но не знают, как создателя «Космического букета Молдавии». Расскажите, пожалуйста, о нем.

— Также неизвестно широкой публике мое соавторство 40-летнего дивина «Ambasador». Когда я работал в должности заместителя министра виноградарства и виноделия, как-то ко мне в кабинет вошел человек с замечательной улыбкой и двумя звездочками Героя Советского Союза на груди — космонавт Георгий Гречко. Он рассказал, что после первого полета в космос не мог обрести земную форму, пока понемногу не выпил бутылку «Каберне». Когда он полетел в космос второй раз, за внутренней обшивкой корабля для экипажа спрятали две бутылки коньяка, который они пили по нескольку граммов. Космонавтам удалось убедить Космический центр разрешить в экспедиции употреблять алкоголь в ограниченном количестве. В результате этого была поставлена задача — создать высококалорийный, высокоэнергетический продукт малого объема. Специалисты сказали, что такой можно сделать только в Молдавии, и назвали мою фамилию. В результате исследований я, Евгения Обухова (НПО «Яловены»), Георгий Гречко и представитель Космического центра Галина Нечитайло получили авторское свидетельство на бальзам «Сэнэтате». В его основе около 40 трав и растений, выращенных в республике, кроме полыни лимонной, привезенной с туркменских гор. Но сегодня и она выращивается близ Дубэсарь. Основным компонентом послужил экстракт элеутерококка, обладающий тонизирующим свойством, и виноградный сок высокой концентрации — для калорийности продукта. В нем содержалось 50% об. алкоголя и 300 г/куб. дм сахара.

«Сэнэтате» занимал мало объема, а в космосе его можно употреблять пополам с водой — получается кондиция десертного вина. Если последнее еще развести 50х50, получим «столовое вино». Этикетку разработал космонавт Евгений Леонов. Бальзам выпускал совхоз-завод им. Дзержинского (ныне «Букет Молдавии»). Позже его переименовали в «Космический». Сначала этот продукт производили исключительно по заказам космонавтов, теперь он продается и в магазинах.

— Как изменились вкусы потребителей и отрасль за вашу почти полувековую деятельность в области виноделия?

— В 1960-е годы в Молдавии, России, Украине в основном выращивали сорта гибридов. Пожалуй, только в Грузии и Армении преобладали местные сорта винограда. Но постепенно началась переориентация отрасли. Появились новые сорта. И я сумел убедить Совет министров закладывать виноградники именно европейских сортов: Шардоне, Совиньон, Пино и т. д.

В тот период шла борьба между виноградарями и виноделами. Первые хотели получить высокую урожайность, которую давали гибриды, а виноделы хотели перерабатывать более качественные сорта, менее урожайные, для лучших вин. И потребитель, узнавая вина из европейских сортов винограда, со временем стал привыкать к качественным винам, производство которых постоянно увеличивалось. Пока в республике не было Шардоне, его не знали, и пили «Ркацители» (преобладал этот сорт). Чтобы изменить вкус потребителя, нужно предложить ему другой продукт. Оборудование на винзаводах было нацелено на получение большого количества, а не качества. На международных винодельческих конкурсах СССР с треском проваливался, особенно по белым столовым винам, потому что в передовых странах вкусы потребителей ушли далеко вперед.

Сегодня вина многих наших производителей достигли мирового уровня. Винограда шампанских сортов с такой особенной кислотностью, как в Молдове, нет даже в Шампани. Когда-то и Франция закупала у нас виноматериалы. Десертные вина с юга республики просто бесподобны. Когда на заводе «Массандра» (считается королем по производству десертных вин) была нехватка виноматериалов из-за неурожая, он приобретал наше «Гратиешты», изготовленное из Ркацители, для купажей.

— Что бы вы хотели сделать для отрасли, даже если это не в ваших силах?

— Очень хочется поднять уровень знаний и практики виноградарей. Только так виноград сможет отдать лучшее, что в нем есть. В виноделии — добиться постоянства высокого качества. Для этого надо работать самозабвенно, до самоотречения, на уровне искусства.

Я буду способствовать тому, чтобы был определен порядок подачи наших вин на международные конкурсы и выставки, т. к. от этого зависит имидж страны. Их нужно отбирать в Молдове. Есть прецедент, когда много лет назад, на выставке в Бордо были представлены наряду с достойными молдавскими винами очень сомнительные. К примеру, если есть лучший «Совиньон» какого-то производителя, то менее качественные образцы других предприятий лучше не показывать. Раньше никуда, даже в Москву, вина не отправлялись без их утверждения на Центральной дегустационной комиссии. В то время мы определяли лучшие вина для конкурсов и расписывались, кто какую медаль гарантирует.

— Вы часто цитируете Расула Гамзатова: «Пить можно всем, необходимо только знать, где и с кем, за что, когда и сколько». С кем вам приходилось пить, чтобы это надолго запомнилось?

— Благодарю Бога, что у меня никогда не возникает желания просто выпить. А дегустация и выпивка — разные вещи. Вспомнить, конечно, есть что. Например, как влияет мнение высокого начальника на вкусы потребителей. В Молдавию приезжал председатель Совета министров СССР Косыгин. У него была больная почка, поэтому он пил очень мало. Мы предложили ему на дегустацию разные вина. О «Каберне» он сказал: «Это — деготь». Это высказывание проскочило в прессу, и долгие годы в Советском Союзе красное вино было не в моде. Даже площади виноградников красных сортов стали уменьшать, пока не грянул Чернобыль.

— В мою бытность заместителя генерального директора экспериментального завода по производству хереса НПО «Яловены» ждали приезда помощника президента США Картера. Ожидание затянулось, шеф уехал, я остался один. Приехал американский гость. Начали дегустировать херес, ему понравилось. И помощник Картера спрашивает: «Где вы учились, если так хорошо делаете херес?» — «В Одессе». — «Моя бабушка тоже из Одессы!» — воскликнул американец, чем взбодрил присутствовавших кэгэбистов. Там же, в Яловенах, когда я уже был директором, напоил хересом двух генералов — военных атташе в СССР из США и Великобритании. После этого советский МИД отправил две ноты, и их выдворили из страны. А в газете «Известия», как сейчас помню, 30 ноября 1968 г. появился фельетон, в котором рассказывалось, как все было.

В 1997 г. в Кишиневе состоялся саммит глав государств СНГ. Была дана команда мне как начальнику главного управления виноградарства и виноделия Минсельхоза, генеральному директору «Крикова» Валентину Бодюлу и еще одному чиновнику из правительства подготовить прием президентов в «Крикова». Приехали люди из окружения Ельцина, попробовали вина и сказали: «Мы сюда Бориса Николаевича не привезем, он не выдержит». В прессе появилась информация о том, что президенты не посетят «Крикова». Начался саммит, вдруг звонят: в подвалы едет Наина Иосифовна Ельцина. Проехали с ней по улицам подземного города, дали попробовать шампанское. Ей очень понравилось. После нее приехали три микроавтобуса с президентами. Не было только Ельцина и Шеварднадзе. Они продегустировали вина, развеселились, Кучма начал играть на гитаре. А говорили, что президенты не приедут!