Портал о виноделии и виноградарстве

Коллекции вин Геринга и Путина хранятся в Молдавии

На сближение с Евросоюзом идет не только Украина. Молдавия также повернулась лицом к Брюсселю, однако Россия ответила на это рядом запретов, от которых пострадали молдавские виноградники, имеющие богатое и интригующее прошлое.

Молдавия кажется уголком Европы, где время остановилось. Если не считать столицы Кишинева, здесь мало что изменилось за последнее столетие.

Езда по местным дорогам может привести к серьезной встряске костей. Наряду с машинами дороги здесь принадлежат и телегам, запряженным лошадьми. На них перевозят и людей, и грузы. На приезжих с обочин косятся степенные гуси.

Пока внимание мира концентрируется на ужасах конфликта, потрясающего соседнюю Украину, Молдова занята такими мирными заботами, как сбор урожая.

Вместе с Василием Кулиевым я сижу в кабине старого советского комбайна, который кряхтит и скрипит, но делает свое дело – идет уборка ячменя. Двое других сельчан, за плечами которых, видимо, такая же долгая и трудная жизнь, как и у этой машины, сидят на бункере для зерна. Василий рассказывает, что каждый из них зарабатывает в день по пять долларов за работу от рассвета до заката.

«А где же молодежь? – спрашиваю я. «Все уехали за границу», — кратко отвечает Василий.

Сельское хозяйство Молдавии держится на маленьких фермах, тяжелом крестьянском труде, не приносящем большой прибыли. С момента развала бывшего СССР и превращения Молдавии в независимое государство она всегда была беднейшей страной в Европе.

Однако есть у Молдавии продукт, с которым связана надежда на лучшее будущее – это виноград. Большую часть территории страны занимают виноградники.

Поразительно, но эта позабытая многими страна, где проживает около четырех миллионов человек, всегда входила в мировую десятку экспортеров вина.

На плечах молдавских виноделов во многом держится национальная экономика. По крайней мере, так дело обстояло раньше, однако в прошлом году показатели продаж упали, как и настроение производителей вина. И причина этого не в плохих погодных условиях или проблемах с почвой, а в Москве.

Стоимость бутылки вина из коллекции Германа Геринга достигает 15 тысяч фунтов
Россияне издавна украшали свои застолья молдавскими винами. От царей до советских комиссаров Москва знала цену молдавским виноградникам и дорожила ими.

Нигде эта забота не проявилась так, как в винном городе Криково. Здесь находятся тысячи гектаров ухоженных виноградников и винный комбинат, но главная криковская достопримечательность спрятана под землей.

Более полувека назад руководство советской Молдавии переделало старые шахты и подземные галереи, где издавна добывался строительный камень – котелец – в подземное хранилище вин, коллекция которого может поспорить по своему разнообразию и богатству с лучшими собраниями вин в мире.

В подземных коридорах, общая длина которых достигает 113 километров, хранится более миллиона бутылок изысканных вин.

Управляющий директор бренда «Cricova» Александр Алексеев выступает для меня гидом. Он останавливает свой гольф-кар около алькова, заполненного пыльными бутылками. «Это личная коллекция Германа Геринга, захваченная Красной Армией в Берлине в 1945 году», — говорит он.

Я беру бутылку белого мозельского вина, смахиваю пыль и держу ее на свету, думая, прикасался ли к ней приспешник Гитлера. Вино выглядит мутным, в нем как будто плавают кусочки пробки.

«Не протирай ее, даже пыль ценна», — предупреждает Алексеев. «Насколько?», — спрашиваю я.

«Ну, каждая бутылка стоит 15 тысяч фунтов стерлингов, а здесь их 129», — говорит он.

Но сегодня Алексеева заботит не вино Германа Геринга, а коллекция современника – Владимира Путина. В криковских туннелях у Путина есть собственная пещера. Любой государственный деятель, который посещает винный комбинат, удостаивается персональной коллекции, но собрание Путина заметно богаче других.

Табличка с именем Путина в винном погребе в Молдавии
«Он был здесь несколько раз. Ему нравится это место, он даже отмечал тут свое 50-летие, — рассказывает мне Алексеев. – Конечно, все сильно изменилось с тех пор».

История любви России к молдавскому вину, взращенная во времена Советского Союза, пришла к печальному финалу. Путин был взбешен решением Кишинева о сближении с Евросоюзом. Как молдаване знают из событий на Украине, Москва склонна к возмездию. Для того чтобы наказать молдаван за бойкот его плана создания «Евразийского союза» на территории бывшей советской империи, Путин приказал запретить импорт молдавского вина.

«Это было как ледяной душ для нас – мы потеряли 30% своего экспорта, но вынесли из этого урок. Нам нужны новые рынки в Европе, в США и Китае. Мы не можем надеяться на Россию», — говорит Алексеев.

Теперь прозападное правительство Молдавии смотрит на ужасные события на Украине с дурным предчувствием. Когда Путин говорит о восстановлении величия России, о подтверждении легитимных прав Москвы, он посылает сигналы Кишиневу точно так же, как и Киеву.

Как прекрасно знают виноделы из Крикова, Россия до сих пор имеет рычаги влияния в землях, которыми раньше правила. Эмбарго на вино было первым залпом, но это не значит, что вражда не продолжится.

Стивен Сакур