Портал о виноделии и виноградарстве

Молдавский парадокс: ожидание кризиса – хуже самого кризиса или двигатель экономического развития?

Спад промышленного производства в Молдове в I полугодии 2006 года на 6,7% в сравнении с I полугодием 2005 г., Национальное бюро статистики напрямую связывает с сокращением производства на винодельческих предприятиях. Производство вина сократилось на 46%, дистиллированных алкогольных напитков – на 24%. За виноделами «потянулись» смежные отрасли: бумажно-картонная промышленность (это в том числе упаковка для вин и коньяков) снизила объемы производства на 12%, стекольная – на 8%, полиграфическая – на 7% (т.е. в числе прочего – этикетка). Есть снижение и в некоторых других отраслях, впрочем, как и рост производства.

Некоторые экономисты прогнозировали снижение объемов производства в 2006 году еще до того, как Россия запретила реализацию молдавских вин на своем рынке. По словам аналитика кишиневского Института развития и социальных инициатив IDIS Viitorul Вячеслава Ионица, такой прогноз основывался на том, что молдавская промышленность неконкурентоспособна и плохо ориентирована на экспорт. Отмеченный в промышленности рост в 2002-2005 гг. был следствием хорошей конъюнктуры на российском рынке, где был отмечен рост потребления вина, консервной и другой традиционной продукции молдавского экспорта. Вячеслав Ионица уверен, что если бы не было российского запрета на поставки молдавских вин, промышленность Молдовы все равно бы ожидал спад. По сути, Молдова давно потеряла свою винодельческую промышленность и выступала в последние годы как поставщик виноматериалов, из которых в России и других странах производилось вино. Большинство из 170 винодельческих предприятий Молдовы были и остаются преимущественно поставщиками виноматериалов. К тому же в Молдове нет нормальной логистики экспорта, — за рубеж выходят мелкие фирмы, которым трудно закрепиться на внешних рынках. С учетом этих обстоятельств, Вячеслав Ионицэ считает несерьезным говорить о хороших перспективах завоевания Молдовой европейских винных рынков.

Действительно, объем производства напрямую зависит от объемов реализации. В молдавском виноделии речь идет, в основном, об экспортных поставках. И статистика это подтверждает. Из-за запрета России на реализацию (а значит и импорт в РФ) молдавской винодельческой продукции, введенного в марте 2006 г., молдавские производители потеряли огромный рынок сбыта. По данным Агропромышленного агентства «Moldova-Vin», экспорт винодельческой продукции в Россию в I полугодии 2006 г. снизился в сравнении с аналогичным периодом прошлого года в два раза! – со $122 млн. до $58,7 млн. Россия долгое время являлась основным рынком сбыта этой продукции – на ее долю приходилось до 85% молдавского винного экспорта.

Однако, статистика экспорта вин в целом более радужная в отличие от показателей поставок вин в РФ.

Общее сокращение экспорта винодельческой продукции из Молдовы составило «всего» 28,4% — со $151,4 млн. до $108,4 млн. Т.е. «всего» 28% против 52% — показатель снижения экспорта в Россию. Но это в денежном выражении. Молдавским производителям пришлось резко менять рынки сбыта – работа не из легких, но первые результаты уже есть. Экспорт винодельческой продукции на рынки западных стран вырос за полугодие в 2,9 раза — с $5,15 млн. до $14,94 млн. Конечно же, это лишь немногим больше 8% того, что поставлялось в Россию, но с другой стороны, эти поставки более прибыльны за счет разницы цены – бутылка молдавского вина на западные рынки поставляется по более высоким ценам, нежели на рынок РФ. Это связано как с более высокой покупательской способностью «Запада» (это, прежде всего), так и с анти-демпинговыми мерами этих стран, чьи рынки уже давно сформировались.

Так или иначе, объем производства в виноделии за полугодие снизился почти вдвое. И это при том, что запрет России был введен в конце марта, а значит, почти весь первый квартал виноделы работали в нормальном режиме. Это позволяет думать о том, что во II полугодии ситуация может еще более ухудшиться. Если, конечно, не произойдет так ожидаемых всеми положительных сдвигов в области поставок молдавских вин в Россию.

А предпосылки положительных изменений вовсе не исключены. В Москве 8 августа состоялась встреча президента Молдовы Владимира Воронина и президента России Владимира Путина. Ее главным официальным итогом стало решение о возобновлении после трехлетнего перерыва деятельности молдавско-российской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, а также о совместных действиях для активизации торгово-экономического сотрудничества. В Кишиневе после встречи президентов заявили, что с оптимизмом оценивают перспективы скорейшего возвращения молдавских вин на российский рынок.

Но запрет пока не снят. А после его введения в Молдове активно заговорили о предстоящем осеннем кризисе. В качестве подтверждения говорят, что банковская система очень активно кредитовала виноделов, которые теперь не могут выполнять свои обязательства по кредитам, а заложенное ими винодельческое оборудование в один миг потеряло свою ликвидность. И в продолжение – что банки перестали выдавать кредиты.

Эту информацию или слухи, как хотите, активно опровергают как сами банки, так и Нацбанк страны. В качестве опровержения, среди прочего, приводятся цифры о том, что на самом деле объем кредитования коммерческими банками в I полугодии 2006 г. вырос на 16% в сравнении с I полугодием 2005 г., когда рост был 10%. А то, что некоторые банки приостановили или сократили выдачу определенных видов кредитов (прежде всего речь идет о потребительском кредитовании без залога), связано исключительно с резким повышением на них спроса и несколько ограниченными банковскими ресурсами, которые банки могут направить на эти цели. Как следствие рынок продиктовал повышение стоимости банковских услуг. Но, если процентные ставки (что, прежде всего бросается в глаза) по потребительским кредитам повысились незначительно, то банковский комиссион за выдачу кредита взлетел неимоверно. По кредитам на приобретение конкретной продукции через определенные магазины банковская комиссия выросла до 3% (в начале процесса потребительского кредитования она составляла 1-1,5% от суммы кредита). А вот по кредитам, которые выдаются, что называется, «деньгами» — до 30 тыс. леев без залога – комиссион в некоторых банках доходит теперь до 1% за каждый месяц кредита, — то есть 12% от суммы, за кредит сроком на 12 месяцев! Что ж, — спрос рождает предложение.

Тот факт, что российский запрет на молдавские вина стал шоком для молдавской экономики, признают и официальные лица. К примеру, только стоимость уже поставленной, но не реализованной в России продукции – чистые потери виноделов — Агропромышленное агентство «Moldova-Vin» оценивет в $120 млн. Но при этом, по словам начальника управления анализа и макроэкономических прогнозов Министерства экономики торговли Юрия Торкунова, винный кризис не станет катастрофой для экономики в целом и для промышленности в частности. Правда, с учетом проблем, возникших с реализацией молдавских вин в России и спадом в смежных для виноделия отраслях, Минэкономторговли пересмотрело годовой прогноз роста объема промышленного производства, сократив его с 6,5% до 1%. Этот, пусть и небольшой, рост, Молдова должна достичь за счет увеличения объемов производства в ряде отраслей; в частности, за счет улучшения показателей в сфере электрического, газового и водоснабжения, разработке карьеров, других отраслях. Пересмотренный показатель роста объемов промпроизводства, прогнозируемый на уровне 1%, является осторожным прогнозом. Специалисты считают, что в случае решения проблемы поставок молдавских вин в Россию нынешней осенью (пусть даже в усеченных, нежели прежде, объемах и участников поставок) винодельческая промышленность может быстро восстановиться, и показатели заметно улучшатся, а общий рост в промышленности может быть больше, чем 1%. Кроме того, как отмечают в Минэкономторговли, после потери российского рынка, Молдова активизировала поиски альтернативных рынков и добилась роста поставок винодельческой продукции в соседние страны — Украину, Румынию, Беларусь…

Не разделяет этого оптимизма Вячеслав Ионица. Он прогнозирует спад объема промышленного производства по итогам года до 10-15%. «Но это не страшно. Спад в промышленности не сыграет большой роли в экономике, поскольку в стране нет сильной индустрии, а экономика держится не на производстве, а на потреблении, обусловленном ростом денежным переводов от молдавских граждан, работающих за рубежом», — говорит аналитик. По его мнению, гораздо страшнее, если в ожидании кризиса в Молдове сократится потребление, что приведет к снижению поступлений в бюджет и в конечном итоге спровоцирует полномасштабный кризис.

А гастарбайтеры в этом году, в отличие от «Роспотребнадзора», продолжают радовать молдавскую экономику. По данным Национального банка Молдовы, объем денежных поступлений от физических лиц в Молдову из-за рубежа через коммерческие банки страны в I полугодии 2006 г. в сравнении с I полугодием 2005 г. вырос на $55,74 млн. или на 18,47%, составив $357,56 млн. По итогам всего 2005 г. объем таких поступлений через коммерческие банки составил $683 млн. На самом же деле гастарбайтеры пересылают на Родину средства не только через банки. Для этого используются «попутчики», туристические компании, водители и проводники. Реальной цифры того, сколько же страна получает от своих граждан, работающих за рубежом, не может сказать никто, как никто не может сказать и того, увеличивается или уменьшается доля легальных поступлений валюты в страну в сравнении с непрозрачными потоками.

«Первый инфляционный закон» говорит, что «Если все думают, что цены поднимутся, — цены поднимутся». Другими словами, ожидание кризиса – хуже самого кризиса. Но именно в этом и состоит парадокс. Нынешним летом как никогда ранее отмечается строительный бум. Статистика сообщила, что инвестиции в основной капитал за полугодие выросли на 13%; в том числе на 10% в сравнении с I полугодием 2005 г. вырос объем сданного в эксплуатацию жилья и на 22% — объем подрядных работ. И это – лишь официальные данные, тогда как многие, кто делает ремонт жилья, как известно, оплачивают труд рабочей силы, что называется, «черным налом» — эти деньги не учитывает статистика и отчислений с них не получает бюджет. При этом цены на стройматериалы и услуги по сравнению с предыдущим годом выросли от 30% до 100%!

И если продавцы бытовой техники сетуют на некоторый спад объемов продаж, что в принципе носит сезонный характер, то продавцы стройматериалов, а также туристические компании, — «на волне». В I полугодии 2006 года в сравнении с аналогичным периодом прошло года число клиентов молдавских туркомпаний выросло почти на треть – на 29,1% — именно на столько, согласно статистическим данным, увеличилось число молдавских граждан, выехавших за рубеж посредством молдавских туроператоров, три четверти из которых – на отдых.

А с завершением строительного сезона, а также сезона отпусков, потребители вернутся, в том числе и к бытовой технике, и к покупке автомобилей (в последнее время благодаря лизингу больше новых), а также недвижимости.

Парадокс состоит в том, что в ожидании кризиса потребитель стремится воспользоваться всеми возможностями, которые дают ему имеющиеся у него средства, поскольку не уверен в том, сможет ли он использовать эти средства в случае наступления кризиса. Это влечет за собой рост определенных сегментов экономики, в числе которых не последнее место занимает сфера услуг. Таковы реалии постиндустриального общества, в котором сфера услуг занимает доминирующее положение.

Но без экспорта, конечно же, никакая современная экономика не выживет. В последние годы Молдова экспортировала две основные позиции: вино и рабочую силу. Со второй, в принципе, пока все в порядке. Что же касается виноделов, то оптимизм вселяет, как уже было отмечено выше, недавняя встреча президентов Молдовы и России, а также качественный пересмотр самими виноделами своих приоритетов. И если кто-то из владельцев внодельческих предприятий решит продать свой бизнес в Молдове, им вполне могут заинтересоваться инвесторы, со своими, новыми для Молдовы рынками сбыта, дабы использовать преимущества государства, которое с 2007 года станет приграничным с Евросоюзом, но при этом без обязательств следовать всем достаточно жестким по многим направлениям нормам ЕС.