Портал о виноделии и виноградарстве

Молдова: Фальсификаторы алкоголя благодарят за мораторий на госпроверки

В период действия моратория на госконтроль пышным цветом расцвела фальсификация алкогольных напитков.

Несмотря на то, что Закон о моратории на государственный контроль вступил в силу только 1 апреля, этот режим действует уже c 1 февраля (на основе министерских приказов) на радость фальсификаторам. То есть в течение минимум пяти месяцев производителей палёной водки, дивинов и прочего алкоголя никто не потревожит. Период моратория очень «кстати» пришёлся на период большого числа праздников и отмечаемых народом дат (День Святого Валентина, 23 февраля, 8 Марта, Пасха, 9 Мая), когда увеличивается продажа алкогольных напитков. В общем, подпольный бизнес процветает, что неизменно влечет снижение продаж легальной продукции и поступлений от этого налогов в казну. 

 

 

 

 

 

 

Попробуй отличить фальсификат от настоящего

Начальник Государственной инспекции по надзору над алкогольной продукцией Андрей Гурин показал мне фальсификат, что называется, в ассортименте – дивины от разных производителей, водку, слабоалкогольный напиток и предложил определить на глаз признаки фальсификации. Водка была с акцизными марками, на слабоалкогольные напитки не клеится «акцизка», разве что дивины были без марок. Однако бутылки с коньячной продукцией были явно оригинальными. И Călărași-Divin, и Kvint, и Migdal-P, и Euro-alco для защиты своей продукции от подделок заказывают довольно сложные бутылки и этикетки, которые на принтере не напечатаешь. Тем не менее передо мной были только фальшивки, причем они продаются в торговых точках на столичном Центральном рынке, у которых есть авторизация.

Только после подсказки я обратила внимание на то, что у трёх образцов дивинов, несмотря на то, что они – якобы от разных производителей, одинаковые термоусадочные колпачки и у всех – одинаковые «нашлёпки» из фольги на пробке. На водке при внимательном рассмотрении можно увидеть, что винтовая крышка была повреждена при вскрытии, т.е. ее вместе с бутылкой использовали вторично.

Необходимо признать, что фальсификация была и до моратория, но не в таких масштабах. А за время его действия контрафактной продукции стало очень много. Действует целая организованная сеть по производству и сбыту фальсификата. В ней задействованы бармены, которые поставляют пустые бутылки из-под крепкого алкоголя (они их аккуратно складывают в коробки, чтобы этикетки остались чистыми и неповрежденными).

Фальсификаторы наливают в них пойло, укупоривают, термоусадочный колпачок закрепляют, нагревая строительным феном. Из водочных бутылок извлекается пробка с дозатором (горлышко опускается в горячую воду, и «гуала» легко удаляется). Винтовую крышку снова завинчивают, наклеивают фальшивую акцизную марку и надевают прозрачный колпачок. Непосредственно на этой фальшивой водке наклеенные акцизные марки были выписаны на одного легального производителя, а продукция выпущена от имени другого.

 

 

По поводу «водки», продаваемой в разных точках в Бричанах, в инспекцию обратился легальный производитель, чьи пустые бутылки используют нелегалы. На прикрепленном к бутылке чеке значится, что пол-литровка водки Spicușor стоит 40,8 лея, чего не должно быть, потому что в Молдове установлена минимальная цена на крепкий алкоголь в размере 50 леев. То есть если вы видите водку дешевле 50 леев, то это фальсификат. Так же, как и дивин не может стоить дешевле 100 леев за трехлетний «коньяк». На базаре – по 60 леев и указан телефон для оптовой продажи (фальсификаторы ничего не боятся).

 

Мораторий однако

— Мы хотим сообщить потребителям о том, что в период моратория на госпроверки Государственная инспекция по надзору над алкогольной продукцией не имеет права проверять экономических агентов (оптовые склады и производство). Проверки в розничной торговле находятся в компетенции Инспекции по защите прав потребителей, — говорит Андрей Гурин.

Следует отметить, что в магазин не так просто зайти с контрафактной продукцией. Поэтому мы и бьем тревогу, отправляя уже второе письмо в Министерство экономики, чтобы нам дали «добро» на проверку (по документам, имеющимся в магазине, мы бы вместе с Инспекцией по защите прав потребителей вышли на поставщика фальшивок). Но из Минэкономики нам отвечают, что пока не могут рассмотреть наше письмо, т.к. еще не принято положение о процедуре рассмотрения ходатайства об инициировании государственного контроля (проект уже разработан и проходит согласование).

Поскольку «мораторий не распространяется на контроль, осуществляемый по заявлению потребителей органами, наделенными функциями защиты их прав, в соответствии с Законом о защите прав потребителей», т.е. Инспекцией по защите прав потребителей, мы передали эту информацию им. Ждём их решения.

Производители обеспокоены фальсификацией продукции, которая наносит ущерб их репутации и снижает продажи, однако, и для полиции тоже действует мораторий.

Химический раствор «Торпеда»

Фальсифицируется не только крепкий алкоголь. Инспекторы купили «левый» слабоалкогольный напиток Torpedo крепостью около 7% в одном из бутиков на Центральном рынке Кишинёва по 20 леев за 1,5 л, в других точках есть за 18 леев. Но только акциз на этот объем должен составлять порядка 16 леев. Пластиковая бутылка стоит примерно 1,5 лея, этикетка – 1 лей плюс стоимость содержимого, т.е. легальный напиток, с учетом торговой наценки, должен продаваться не менее чем за 32-34 лея.

На этикетке в качестве производителя названо предприятие из Оргеева. Его директор приехал в Государственную инспекцию по надзору над алкогольной продукцией и привез свой образец. С фальшивым они выглядят, как два близнеца.

По поводу «водки», продаваемой в разных точках в Бричанах, в инспекцию обратился легальный производитель, чьи пустые бутылки используют нелегалы. На прикрепленном к бутылке чеке значится, что пол-литровка водки Spicușor стоит 40,8 лея, чего не должно быть, потому что в Молдове установлена минимальная цена на крепкий алкоголь в размере 50 леев. То есть если вы видите водку дешевле 50 леев, то это фальсификат. Так же, как и дивин не может стоить дешевле 100 леев за трехлетний «коньяк». На базаре – по 60 леев и указан телефон для оптовой продажи (фальсификаторы ничего не боятся).

Мораторий однако

— Мы хотим сообщить потребителям о том, что в период моратория на госпроверки Государственная инспекция по надзору над алкогольной продукцией не имеет права проверять экономических агентов (оптовые склады и производство). Проверки в розничной торговле находятся в компетенции Инспекции по защите прав потребителей, — говорит Андрей Гурин.

Следует отметить, что в магазин не так просто зайти с контрафактной продукцией. Поэтому мы и бьем тревогу, отправляя уже второе письмо в Министерство экономики, чтобы нам дали «добро» на проверку (по документам, имеющимся в магазине, мы бы вместе с Инспекцией по защите прав потребителей вышли на поставщика фальшивок). Но из Минэкономики нам отвечают, что пока не могут рассмотреть наше письмо, т.к. еще не принято положение о процедуре рассмотрения ходатайства об инициировании государственного контроля (проект уже разработан и проходит согласование).

Поскольку «мораторий не распространяется на контроль, осуществляемый по заявлению потребителей органами, наделенными функциями защиты их прав, в соответствии с Законом о защите прав потребителей», т.е. Инспекцией по защите прав потребителей, мы передали эту информацию им. Ждём их решения.

Производители обеспокоены фальсификацией продукции, которая наносит ущерб их репутации и снижает продажи, однако, и для полиции тоже действует мораторий.

Химический раствор «Торпеда»

Фальсифицируется не только крепкий алкоголь. Инспекторы купили «левый» слабоалкогольный напиток Torpedo крепостью около 7% в одном из бутиков на Центральном рынке Кишинёва по 20 леев за 1,5 л, в других точках есть за 18 леев. Но только акциз на этот объем должен составлять порядка 16 леев. Пластиковая бутылка стоит примерно 1,5 лея, этикетка – 1 лей плюс стоимость содержимого, т.е. легальный напиток, с учетом торговой наценки, должен продаваться не менее чем за 32-34 лея.

На этикетке в качестве производителя названо предприятие из Оргеева. Его директор приехал в Государственную инспекцию по надзору над алкогольной продукцией и привез свой образец. С фальшивым они выглядят, как два близнеца.

Не должно быть вакуума

По мнению собеседника, в первую очередь с этим должна бороться полиция. И мораторий на проверки не должен этому мешать. Например, на Центральном рынке есть целый отряд полиции. Как полицейские ходят по рынку и не видят алкоголя без акцизных марок? А за забором рынка, на ул. Митрополита Варлаама физические лица вовсю торгуют алкогольной продукцией Kvint, включая спирт. О чем это говорит? О том, что полиция там «прикормлена»?

А когда налоговые органы проверяют кассовые аппараты, они не видят, что в чеке пробита цена на водку – акцизный товар — ниже минимальной? Все органы должны делать свою работу.

Когда в Кишинёв приезжали белорусские инспектора, они зашли на наш Центральный рынок и удивились тому, как он работает. По их словам, в Белоруссии его закрыли бы сразу после проверки. И это касается не только алкоголя.

Закон о моратории на государственный контроль был принят в благих целях — создать благоприятные условия для развития деловой среды. Но при этом не должен был создаваться правовой вакуум. Закон должен был вступить в действие вместе с сопутствующими документами, чтобы не было таких ситуаций, когда фальсификаторы уже практически не прячутся, оставляя номера телефонов, контрафакт наводнил рынок, а контролирующие органы связаны по рукам и ногам. Положение о процедуре рассмотрения ходатайства об инициировании государственного контроля необходимо принять, как можно, скорее.

Чтобы хоть как-то обезопасить себя, не покупайте алкоголь в сомнительных местах. Надежнее всего это делать в фирменных магазинах производителей или в супермаркетах, где более строгий входной контроль продукции.

«Нас спасает то, что в Молдове нет химической промышленности, для которой используются технический спирт, метиловый спирт и другие опасные жидкости. В последнее время лаки и разбавители начали делать на основе эфироальдегидной фракции — побочного продукта, получаемого при ректификации спирта-сырца, что хорошо, т.к. она не используется для фальсификации алкоголя. А то еще летальных исходов не хватало от отравлений», — говорит Андрей Гурин.

Горячая линия

В Государственной инспекции по надзору над алкогольной продукцией действует горячая линия (022-210-225).

Позвонив по этому номеру, экономические агенты могут задать вопросы о проверках в период действия моратория, сообщить о нарушениях и злоупотреблениях со стороны инспекторов ГИНАП. Граждане могут получить интересующую информацию и сообщить о случаях фальсификации.

Ангелина Таран