Портал о виноделии и виноградарстве

Российское вино за 12 000 рублей. Пить местное стало не страшно, а модно

Фото: Наталья Чернохатова
До недавнего времени винные гурманы относились к российскому вину так же как автолюбители к LADA Kalina. После бесед с несколькими сомелье Екатеринбурга, которые доказывали мне, что наше вино можно пить без боязни похмелья или отравления, я провела небольшой эксперимент: привела приятелей, которые пьют вина нового света, в один из ресторанов Екатеринбурга и предложила заказать российское вино. Ответ был категоричный: «Нет! Ты что с ума сошла? Это даже вином не назвать». Всем тем, кто предвзято относится к российскому производителю, текст «Моментов» обязателен к прочтению.

Сомелье называют три главные причины, почему российское вино в угоду любителям и на зависть хейтерам сегодня на хайпе. Во-первых, современное виноделие активно проявило себя в 2007 году. Тогда в России выпустили 7 280 гектолитров вина и заняли 11-е место в списке стран, изготавливающих напиток. За эти 10 лет к производителям пришло понимание, какой урожай они могут вырастить и как грамотно с позиций маркетинга оформить бутылки.

О российском вине всерьез заговорили после успешного урожая 2014 года
Фото: Константин Михальчевский
«Если ты посмотришь на „Кубань-Вино“ пятилетней давности, увидишь „совок“ за 200 рублей, сегодня наряду с ним появилась шикарная линейка с премиальными винами», — рассказывает сомелье Павел Хохлов.

Свою роль в продвижении российского продукта сыграло присоединение Крыма. На полуострове сосредоточены одни из главных винных производств, которые в один прекрасный день вдруг стали российским. Далее к крымской истории добавилась тема с санкциями и продвижением идеи импортозамещения. В итоге сработал лозунг «поддержим отечественное».

Наконец, третий момент — хороший урожай 2014 года, который сделал российское вино очень модным и популярным на пару лет вперед.

В Екатеринбурге есть возможность попробовать вино из редких сортов российского винограда
«Вина хайпанули, мы поняли, что пить российское можно и интересно, но не всегда. С 2017 года наметился спад интереса, потому что наши производители пока не могут похвастать стабильностью урожая и постоянством вкуса, какое есть, к примеру, у чилийских вин», — рассуждает Павел Хохлов.

В Италии вино делали столетиями, а мы только начинаем открывать свои производства. Сомелье называют две «страшные» цифры для винодела. На четвертый год после посадки винограда можно получить первый урожай и 650 000 рублей стоит лицензия на производство алкоголя.

«Представьте, вы посадили виноград, несколько лет ничего не зарабатывали, заплатили государству больше полумиллиона рублей и только после этого смогли продавать свое вино. Процесс очень сложный и затратный, поэтому виноделие в большей степени не бизнес, а стиль жизни, быстро отбитых инвестиций ждать не стоит», — говорит Павел Хохлов.

Слепые дегустации в ресторане «Паштет» — заведении, где представлена самая большая карта российских вин — показали, что гости с удовольствием пробуют отечественное вино и при последующих посещениях просят подать «ту самую бутылку».

В ресторанах города и винотеке Соловьева сегодня можно найти премиальные вина от известных производителей Олега Репина и Павла Швеца. Кому-то покажется диким платить за бутылку российского вина от 2000-3000 рублей, однако, сомелье говорят, что пока не выпьешь бокал, не поймешь, насколько местный продукт может быть достойным.

«Например, Пино Нуар от Павла Швеца в нашей винной карте стоит 5 500 рублей. В Москве аналогичная бутылка обойдется гостю в 8 000-10 000, — рассказывает сомелье „Паштета“ Андрей Шапарев. Столичные гости, которые приезжают на Урал и приходят к нам на ужин, порой просят оставить пару бутылок вина до следующего раза, потому что в Москве оно в разы дороже».

Пино Нуар от Павла Швеца можно попробовать в «Паштете» за 5500 рублей
Фото: Наталья Чернохатова
Большим почитателем российского вина оказался актер Егор Бероев, исполнивший главную роль в «Турецком гамбите». По рассказам сомелье, когда звезда кино заглянул в «Паштет», то поинтересовался у сотрудника, нет ли в заведении красного вина «Винодельня Ведерниковъ Красностоп Золотовский». Когда ему принесли заказ, актер добавил, что это лучшее вино, что он пробовал в жизни. Кстати, этот сорт можно отнести к редким, так называемым, «местечковым» винам. Оно производится в Ростовской области из автохтонных сортов винограда, то есть тех, что растут только в определенной местности.

«Например, Совиньон Блан можно встретить повсюду, а в долине Дона есть такой сорт винограда как Сибирьковый, который не найти ни в Италии, ни во Франции, ни в Чили», — рассказывает Андрей Шапарев.

«Есть во Владикавказе винодел Константин Дзитоев. У него нет своих виноградников, поэтому он покупает сырье на юге России и делает вкусное и качественное гаражное вино. Уверен, если бы к нам приехал иностранец, и я показал ему Красностоп от Дзитоева, мне не было бы стыдно, и я даже гордился бы тем, что этот продукт сделан на территории России. К слову, редкое игристое вино, производство которого составляет всего 700 бутылок в год, совсем скоро появится в «Паштете», — рассказывает Андрей Шапарев.

Если у кого-то возникают вопросы по ценнику на вино, сомелье поясняет просто: Олег Репин владеет двумя гектарами виноградников, а у «Кубань-Вино», к примеру, они исчисляются 7 750 гектарами. Поэтому Репин — это как крафтовый пивовар, а «Кубань-Вино» ориентируется на массовое производство.

Алиготе от Олега Репина в «Паштете» за 2800 рублей
Фото: Наталья Чернохатова
Вина с биодинамических виноградников Павла Швеца продаются по всему миру. Стоимость бутылки в нашей стране варьируется от 7 000 до 12 000 рублей, цена за бутылку вина от Олега Репина стартует от 2 500 рублей, ESSE от Игоря Самсонова стоит в районе 1000 рублей. Из более дешевых, но не менее интересных, сомелье рекомендуют «Шато Тамань» и «Высокий берег» — торговые марки от «Кубань-Вино», а также товар виноделен Alma Valley, «Лефкадии», «Фанагории» и «Юбилейной».

Шато Тамань можно купить в магазине за 200-300 рублей
Фото: Анна Майорова
Российские виноделы могут владеть виноградниками, арендовать их или покупать сырье у местных коллег. Однако есть те, кто завозит ягоду из-за границы, но подает под маркой российского вина.

«Самый известный пример — дешевый краснодарский „Абрау-Дюрсо“ за 200 рублей. Производитель закупает африканский виноград, кстати, не скрывает этого и указывает во всех отчетах. Такие вина называют „балковыми“ от английского bulk wine — дешевое вино, купленное в больших объемах, дословно „вино оптом“. Если покупаешь „Коварство и любовь“ за 200 рублей с вероятностью 90% там балк — испанский, молдавский, африканский. Но если на бутылке указан сорт винограда, и территория, где он выращен, это точно наше местное. Хороший винодел напишет, где произвел вино, плохой не будет заморачиваться», — рассказывает Павел Хохлов.

Совет дня, кстати, по-уральски холодного и пасмурного, в который отлично зайдет красный мощный Красностоп — не сомневаться в винах, а пробовать их. Сомелье подчеркивают, что достойных российских производителей немало, нужно просто перебороть свою предвзятость и не бояться пробовать новое.

Татьяна Рябова