Портал о виноделии и виноградарстве

Россия — Молдова: Не техническая проблема

На прошлой неделе молдавская делегация в очередной раз съездила в Москву по винной проблеме. Поскольку с нашей стороны были вопросы по поводу оценки качества винодельческой продукции, через посольство Молдовы в России была передана просьба провести встречу молдавских специалистов с коллегами непосредственно в институте, где проводятся испытания образцов. 

Однако руководитель делегации — начальник Государственной инспекции по надзору над алкогольной продукцией Андрей Гурин, который до сих пор вел переговоры по условиям поставок молдавского вина в Россию, не был допущен в Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве «Роспотребнадзора». В санитарно-гигиенической лаборатории данного центра побывали ведущий сотрудник лаборатории инструментальных методов исследования Национального центра качества проверки алкогольной продукции Дмитрий Лазакович, ведущий специалист – биохимик лаборатории аттестации и контроля качества пестицидов при Государственном центре по аттестации и омологированию продукции фитосанитарного назначения и удобрений Анжела Чинчлей и советник посла по экономическим вопросам Петр Тишаков.

По словам Дмитрия Лазаковича, в Центре гигиены и эпидемиологии молдавских визитеров встретили очень доброжелательно и открыто, в том числе в профессиональном плане. Наибольший интерес представляло общение с персоналом, который непосредственно занимается испытанием наших вин. Главный вопрос касался используемой методики определения дибутилфталата.

— Мы пришли к выводу, что российская и молдавская методики достаточно близки, несмотря на то, что они разрабатывались автономно. В обоих случаях выполнение испытаний винодельческой продукции похоже по манере исполнения, но ни в России, ни в Молдове нет оформленного и официально утвержденного документа, который это регулирует. Также ни у нас, ни у них нет документа, регламентирующего содержание дибутилфталата в винодельческой продукции, где должна быть названа предельно допустимая концентрация (ПДК) данного вещества. В России существуют гигиенический норматив для воды и гигиенический норматив для тары, посуды, упаковки, оборудования, контактирующих с пищевыми продуктами. ПДК для питьевой воды установлен на уровне 0,2 мг/куб. дм, а для пластиковой тары присутствие дибутилфталата не допускается. При определении его в вине россияне ссылаются на второй норматив, хотя в нем нет упоминания о вине. На наш вопрос, почему они руководствуются именно этим документом, нам ответили, что если ваше вино было в контакте с тарой, оборудованием из пластика, значит, оттуда в него перешел дибутилфталат. Если бы в пластике не содержалось данного вещества, то и в вине его тоже не обнаружили бы. Но в питьевой воде допускается 0,2 мг/куб. дм дибутилфталата. Почему же в вине нет? Российские коллеги почему-то не видят в этом противоречия. В таком случае можно сказать и о воде, что она содержалась в пластиковой таре. По этому поводу нам ответили, что вышестоящая структура дала указание руководствоваться нормативом по пластмассам.

Тем не менее, российская сторона согласилась, что необходимы документы конкретно для вина, виноматериалов и винодельческой продукции в целом. Нас заверили, что в ближайшее время будет утверждена методика для проведения анализов и документ, регламентирующий содержание дибутилфталата в вине (он находится в Минюсте на согласовании). Какой уровень ПДК предлагается, не сообщили, — рассказывает Дмитрий.

Ни в одной стране мира не регламентируется содержание дибутилфталата в вине. Но существует директива 2007/19/ЕС, вступившая в силу 1 июля 2008 г., которая устанавливает нормативы для материалов и предметов из пластика, предназначенных для контакта с пищевыми продуктами (можно найти на сайте http://eur-lex.europa.eu). В ней впервые вводятся правила для фталатов в пищевых продуктах и определен список симулирующих растворов, в которых определяется скорость миграции фталатов.

— В этой директиве определены специфические лимиты миграции для фталатов (семи наименований), в том числе и для дибутилфталата. Также в ней сказано, что каждый вид полимера, находящийся в контакте с пищевыми продуктами, должен соответствовать следующим условиям: состоять из разрешенных этой директивой веществ и представлять глобальную миграцию менее 10 мг/кв. дм (для контактирующей площади), или не более 60 мг/ кг продукта. Для дибутилфталата ПДК — 0,3 мг/кг, т.е. больше, чем в питьевой воде по российским нормам (0,2 мг/куб. дм). Но в Европе таких анализов пока никто не просит, — говорит директор Центра качества доктор хабилитат Родика Стурза.

При разработке молдавской методики определения фталатов в винодельческой продукции Центр качества обратился за помощью к коллегам в Германии. Официально утвержденной методики там тоже нет, поскольку Международная организация винограда и вина не давала рекомендаций искать дибутилфталат (алкоголь не является повседневным продуктом, потребляемым в больших количествах, как вода). Пробы нашей продукции были отвезены в одну из лабораторий в Дюссельдорфе, где пообещали помочь с межлабораторными испытаниями. Сличительные опыты, проведенные в нескольких лабораториях, — это необходимое условие для утверждения любой методики анализов. Примерно через месяц будет получен результат.

Задачей Анжелы Чинчлей было сверить методику определения металаксила в винодельческой продукции, поскольку в Государственном центре по аттестации и омологированию продукции фитосанитарного назначения и удобрений проводят анализы экспортной продукции на остаточные пестициды. «Два дня работы в Москве я наблюдала все этапы испытаний, начиная от пробоподготовки. И мы, и россияне используем метод газовой хроматографии и спектрометрии по Клистенко. Методических отклонений у нас нет, есть некоторые технические моменты, в которых мы расходимся. Но результаты получаем одинаковые. Главное — что мы друг друга понимаем, и общение было очень продуктивным. Мы хотели показать специалистам Центра, что свою часть работы мы делаем на должном уровне и хорошо знаем проблему. Может быть, московские специалисты приедут в Молдову, чтобы убедиться в этом на месте».

— Хорошо, что эта поездка состоялась, — считает Андрей Гурин. — Мы убедились в том, что в России нет апробированной методики для определения дибутилфталата. В свою очередь, в московском Центре гигиены убедились в том, что в Молдове способны выполнять аналогичные испытания на современном оборудовании, к тому же у нас действует нормативный акт, который обязывает производителей винограда определять остаточные пестициды в каждой партии сырья и получать гигиенические сертификаты. Важно, что встреча на уровне специалистов состоялась в той лаборатории, куда поступают на тестирование молдавские вина при импорте в Россию через «единое окно». Напомню, что прежде, чем получить право поставок в РФ, наши предприятия были проинспектированы комиссией «Роспотребнадзора», а весь ассортимент прошел сертификацию на вид продукции. Однако в июне нынешнего года в Центр гигиены пришло письмо, подписанное г-ном Онищенко, с требованием проверять каждую партию молдавской продукции на дибутилфталат по нормам для пластмассы и металаксил. Почему главный санитарный врач России не дал распоряжение сравнивать вино с питьевой водой (где ПДК — 0,2 мг/куб. дм), ведь в вине содержится 80% воды естественного происхождения? Этот вопрос мы задали на последней встрече в «Роспотребнадзоре», нам обещали ответить на следующий день. Но через два дня из прессы мы узнали, что переговоры прерваны.

Если вопрос по дибутилфталату технический, его можно решить быстро. Мы не против требований к повышению качества. При необходимости будем проводить тесты каждой партии продукции на этот показатель. Но если Россия установит ПДК дибутилфталата — ноль, то достичь этого, по моему мнению, будет почти невозможно, т. к. данное вещество содержится даже в воздухе. В наших винах оно обнаружено в 15-20 раз меньше, чем в питьевой воде (где ПДК — 0,2 мг/куб. дм), что для россиян неприемлемо. Однако официальный документ будет обязателен для всех производителей — и российских, и зарубежных. Кто сможет выполнить его требования? ПДК по металаксилу в винограде и в Молдове, и в России — 0,03 мг/кг, а в ЕС — 1 мг/кг. Но другие импортные вина не проверяют на пестициды. Наши виноделы должны сделать вывод о том, что экспорт на российский рынок связан с большим риском: там игра без правил. Если не найдут в вине дибутилфталата и металаксила, то начнут искать что-то другое. Из 2 млн известных химических веществ 60 тыс. могут быть опасными, — подытожил собеседник.

29 июля Минсельхоз издал приказ, в котором обязывает органы, аккредитованные в области сертификации алкогольной продукции, выдавать сертификаты соответствия при условии предоставления заявителем следующих документов: фитосанитарного сертификата (с указанием активных веществ примененных пестицидов); гигиенического сертификата на виноград, использованного для производства соответствующей партии виноматериала; выписки из журнала учета количества принятого винограда. Если органы по сертификации алкогольной продукции обнаружат превышение ПДК вредных веществ (пестицидов, фталатов и т.д.), то они обязаны сообщить об этом в Государственную инспекцию по надзору над алкогольной продукцией для принятия мер.

Однако сопоставление последних событий наводит на мысль о не техническом характере проблемы. В пятницу, 13 августа, завершилась двухдневная встреча наших экспертов со специалистами Центра гигиены, по итогам которой посол РМ в РФ направил благодарственное письмо за сотрудничество с приглашением посетить молдавские винзаводы и Центр качества. 16 августа, в понедельник, по словам экспортеров, все машины прошли входной контроль «Роспотребнадзора». В тот же день завершился визит врио президента Михая Гимпу в Грузию. Комментарий его политической составляющей появился в российской прессе 17 августа. И всю молдавскую продукцию в 10 машинах, находившихся на таможенном терминале в Солнцево, забраковали. Виноделы возмущаются: почему они страдают из-за политики? Какое до нее дело крестьянам, которые гнут спины на виноградниках, и не знают, куда продать выращенный виноград, потому что винзаводы не могут реализовать вино? И на производстве трудятся тоже обычные люди, которым нужно кормить своих детей.