Портал о виноделии и виноградарстве

Виноделам приказано выжить: Молдавские производители алкоголя оказались в критической ситуации

По данным статистики, производство винодельческой продукции в Молдавии снизилось за первое полугодие на 47% (и на 12% уменьшился выпуск сопутствующих стекольных изделий, на 6% — бумаги и картона). О том, каково нынешнее положение дел в бюджетообразующей отрасли республики после введенного Роспотребнадзором 27 марта 2006 года запрета на ввоз в Россию молдавских и грузинских вин, рассказал генеральный директор одного из ведущих винодельческих предприятий Молдовы«Acorex Wine Holding« Сергей Борец.

— Сергей Викторович, насколько справедливыми, по-вашему, представляются утверждения ряда экспертов о том, что винодельческая отрасль республики сегодня переживает кризис?

— Если обрушился традиционный рынок сбыта молдавских вин, это кризис или нет? До сих пор в Россию уходило до 88%, а у некоторых предприятий республики и свыше 92% винодельческой продукции. Но с апреля экспорт на данном направлении фактически не идет и, соответственно, не поступают деньги за произведенную продукцию. И вопрос о том, что делать, и делать ли что-то с новым урожаем, каждая компания решает для себя сама. В нашем холдинге, например, перерабатывать выращенный виноград будут. Тогда как на некоторых других предприятиях заявляют, что не видят в этом смысла. Тут, к слову, надо учесть, что есть продукция первичной переработки, то есть виноматериалы, которые затем могут быть реализованы винодельческим предприятиям Румынии или Украины, и продукция вторичной переработки, представляющая собой готовое вино. Так вот, если положение дел в «первичке» не смертельное, то на уровне вторичной переработки — оно, безусловно, критическое.

— Молдавское правительство объявило о намерении диверсифицировать направления винного экспорта. Ранее, помнится, в комментарии для нашего издания вы скептически оценивали эту возможность. А сегодня что скажете?

— Скажу, что эта задача не по силам нашему правительству. Разумеется, винные рынки, как и прочие другие, регулируются рыночными методами. Но правительство могло бы попытаться на уровне межгосударственных отношений обеспечить какие-то преференции для отечественных виноделов. Вот Тбилиси, к примеру, сумел добиться отмены пошлин на грузинское вино, экспортируемое в Турцию, и предоставления квот на поставки винодельческой продукции в США. А мы, сколько ни просим европейские государства отменить существующую 15-процентную пошлину хотя бы на какую-то часть молдавских вин — все безрезультатно!

— Но представители молдавского руководства сообщали, что соответствующая договоренность уже почти достигнута?

— «Почти достигнутая» договоренность от реально действующей отличается принципиально. Достаточно посмотреть таможенные отчеты по экспорту, чтобы понять, что происходит. Возможно, наше руководство и пытается как-то нам помочь и что-то предпринимает. Но конкретных практических результатов пока не видно. А шума и дыма много.

— По слухам, вы уже перевезли часть своего оборудования в Россию и открыли там свое производство. Это правда?

— Ерунда! Все наше оборудование на месте. Мы вывозили вино, а не оборудование. А если мы каким-либо образом решили диверсифицировать свою деятельность, то это наше внутреннее дело. Я не исключаю, что в дальнейшем мы можем организовать производство на базе какого-то российского предприятия. И вино для этого найдем! В мире полно вина — из Испании, Аргентины, Австралии, Калифорнии. Мы допускаем различные варианты, потому что не знаем, когда возможно ожидать успешного завершения переговорного процесса. А ведь людей надо кормить.

— А что, крупнейшие винопроизводители республики не информированы о ходе переговоров между Кишиневом и Москвой о возможности возобновлении экспорта молдавских вин в Россию? Ведь постоянно идут сообщения о том, что состоялись консультации с представителями Роспотребнадзора, произошел обмен письмами и т.п.

— Так и переговоры с Роспотребнадзором о возобновлении поставок на российские рынки молдавской мясной и плодоовощной продукции ведутся уже два с половиной года. А продвижения никакого нет.

— На днях, кстати, глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко заявил, что благодаря, в том числе, запрету на ввоз в страну грузинских и молдавских вин, в России за первое полугодие на 3,5 тысячи меньше умерло россиян от случайного отравления некачественными алкогольными напитками. Как вы это прокомментируете?

— Да глупость это! Люди в России умирали не из-за молдавского вина. А из-за того, что пили фальсифицированную водку, одеколоны-дихлофосы и прочую гадость. А вино — оно может нравиться или не нравиться, но оно выпускается по ГОСТу. Другое дело, что если какой-нибудь ухарь выпьет не одну бутылку вина, а десять, скажем, но тогда за свое самочувствие он с себя должен спрашивать.

— А недавняя встреча в Москве российского и молдавского президентов как-то поспособствовала разрешению «винного вопроса»?

— Я знаю, что был визит первого лица нашей страны в Россию. И потом в местной прессе появились публикации о том, что «процесс пошел». Но больше в тех структурах, в которых мы работаем, ничего никому не известно. У нас нет объективной информации, чтобы сделать какие-то выводы о результатах этой встречи.

— Вы согласны с прогнозами экспертов, утверждающих, что молдавское вино, даже если оно и вернется когда-нибудь на российские рынки, то уже не на прежние позиции и не в прежних объемах?

— Конечно, оно вернется. Но я не знаю, когда — через год, два, три. Но то, что молдавское вино уже не будет экспортироваться в Россию в прежних объемах, это однозначно! Там за наше место сейчас отчаянно бьются поставщики вин из Италии, Испании, Аргентины, Венгрии, Румынии. Румынские виноделы уже гонят туда составы. И дай бог, чтобы, в конце концов, нам удалось наладить экспорт в Россию хотя бы на уровне 15% от объема прежних поставок.